Тот, кто знает. Книга 2 (28 стр.)

Тема

Наташе

просто нужно с кем-то поделиться, и Иринка - единственная подходящая кандидатура, потому что все остальные могут просто отвернуться от нее после

всех откровений. А если и не отвернутся, то трещина все равно появится.

Наташа мыла сыновей, замачивала перед стиркой выпачканные в земле и траве шортики, майки, носки и куртки, готовила ужин для Вадима, а

мысль ее неотступно крутилась вокруг Иринки. Говорить с ней или не говорить? Есть аргументы "за", но есть и "против". И взвешиванию этих

аргументов все время что-то мешает, какая-то не то мысль, не то просто слово или мимолетное ощущение, назойливо вторгающееся в Наташины расчеты.

Кстати, а где, собственно говоря, Иринка? Время - десятый час, лето, занятий в институте нет…

"Вот оно! - мелькнуло в голове. - Институт. Вот что все время сбивает меня с толку."

Где сейчас Виктор Федорович Мащенко, преподававший пятнадцать лет тому назад научный коммунизм во ВГИКе? Все еще там же? Но научный

коммунизм сейчас не преподают. Ушел? Куда? Сама Наташа боится о нем расспрашивать, может быть, он давно забыл о ней, да и фамилия у нее другая,

ведь во время учебы она была Казанцевой, а начни его искать или просто им интересоваться - он может и вспомнить, и сообразить, что Наталья

Воронова и есть та самая Наташа Казанцева. И кто знает, к чему эти воспоминания приведут. А Иринка может знать, где Мащенко, или по крайней мере

выяснить это. Ира самолюбива до абсурда, во время прохождения туров при поступлении во ВГИК категорически отказалась от любой помощи со стороны

Наташи, и потом, когда поступила, ни единым словом не обмолвилась (если не врет, конечно) о том, что близко, почти по-родственному связана с

Вороновой. После преодоления тяги к "прошлой" жизни у девочки появился просто невероятный кураж, ощущение собственной всесильности, уверенность

в том, что справится с любой задачей. И пока действительно справляется, и поступила сама, и учится хорошо, и даже хвалят ее педагоги больше, чем

ожидалось. Так что, скорее всего, не врет Иринка, она и в самом деле молчит о Вороновой. Если так, то хорошо. Никому не придет в голову

связывать Ирину Савенич с Наташей. Правда, Виктор Федорович однажды видел Иринку, тогда, в театре, но столько лет прошло! Иринке тогда было лет

семь, просто невероятно, чтобы кто-то сегодня мог ее вспомнить и узнать.

Значит, с Иринкой надо поговорить. И чем скорее - тем лучше.

***

…Наташа сразу же стала комсоргом курса, ведь в те времена понятие "демократических выборов" было весьма относительным, хотя комсоргов и

выбирали на комсомольских собраниях открытым голосованием. Просто выносилась кандидатура, рекомендованная комитетом комсомола института, и все

дружно поднимали руки "за". А кого же еще мог рекомендовать комитет, если не Казанцеву, имевшую опыт работы в райкоме комсомола и блестящие

характеристики? К концу первого курса ее уже ввели в состав комитета комсомола, на втором - избрали в бюро комитета. Бэлла Львовна была очень

довольна и все время повторяла, что Наташе необходимо постараться вступить в партию, пока все так удачно складывается.

- Золотая моя, необходимо воспользоваться моментом, пока тебя знают и уважают в институте, - говорила она. - Как только ты окажешься за

его стенами, тебе придется снова тратить годы на то, чтобы доказать, что ты достойна стать членом партии.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке