Амок

Тема

В марте 1912 года, в Неаполе, при разгрузке в порту большого океанского

парохода, произошелсвоеобразныйнесчастный случаи,поповоду которого в

газетах появились подробные, но весьма фантастическиесообщения. Хотя я сам

былпассажиром "Океании",но, так же как и другие, не мог бытьсвидетелем

этогонеобыкновенногопроисшествия;оно случилосьвночноевремя,при

погрузке угля и выгрузке товаров,имы, спасаясьотшума, съехали все на

берег, чтобы провестивремя в кафе или театре. Всеже яличнодумаю, что

некоторые догадки, которых ятогда публично не высказывал,содержат в себе

истинное объяснениетой трагической сцены, а давность события позволяет мне

использоватьдоверие,оказанноемневовремяодногоразговора,

непосредственно предшествовавшего странному эпизоду.

Когда я хотелзаказатьв пароходном агентствев Калькуттеместо для

возвращенияв Европунаборту "Океании",клерк только с сожалением пожал

плечамион не знает, можно ли ещеобеспечить мнекаюту,так кактеперь,

перед самым наступлением дождливого времени, все места бывают распроданы уже

в Австралии, и он должен сначала дождатьсятелеграммыизСингапура. Но на

следующий деньон сообщилмне приятную новость, чтоеще может занятьдля

меня одну каюту, правда не особенно комфортабельную, под палубой и в средней

частипарохода. Я снетерпением стремилсядомой, поэтому, не долго думая,

попросил закрепить за мной место.

Клерк правильно осведомил меня. Пароходбыл переполнен, а каюта плохая

- тесный четырехугольный закуток недалеко от машинного отделения, освещенный

только тусклымглазом иллюминатора. В душном,застоявшемсявоздухепахло

маслом и плесенью; ни на миг нельзя было уйти от электрического вентилятора,

который, как обезумевшая стальная летучая мышь, вертелся и визжалнад самой

головой.Внизумашинакряхтелаистонала,точногрузчик,безконца

взбирающийсяскулем угля по одной и тойже лестнице;наверху непрерывно

шаркалишаги гуляющих по палубе. Поэтому, сунув чемодан в этот затхлый гроб

меж серых шпангоутов, япоспешил на палубу и, поднимаясь по трапу, вдохнул,

как амбру, мягкий, сладостный воздух, доносимый к нам береговым ветром.

Но и наверху царили сутолока и теснота: тут было полно людей, которые с

нервозностью,порожденнойвынужденнымбездействием,безумолкуболтая,

расхаживалипопалубе.Щебетаниеитрескотняженщин,безостановочное

кружениепотеснымзакоулкампалубы,назойливаяболтовняпассажиров,

скоплявшихся передкреслами,- все этопочему-топричиняломнеболь. Я

толькочтоувидел новый дляменя мир,передомнойпронеслисьпестрые,

мелькающие с бешеной быстротой картины. Теперь я хотелподумать, привести в

порядок свои впечатления, воссоздать воображением то, что воспринял глаз, но

здесь, на этой шумной, похожей на бульвар палубе, не былони минутыпокоя.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке

Популярные книги автора