Пестрая компания (3 стр.)

Тема

Хотя… — она окинула дочь критическим взором и

продолжила, — … несмотря на то, что ты одеваешься крайне

вызывающе, ты… — чтобы подыскать наиболее точное определение она

задумалась, скривив рот, — … ты производишь потрясающее

впечатление. Все мои дочери выглядят потрясающе. Но никакого

сравнения со мной, когда я была чуть моложе… — покачала головой

Мадам Решевски. — Никакого сравнения со мной… Никакого сравнения…

— пробормотала она, откинувшись на спинку сидения.

Далее они ехали в полном молчании.

Хелен шагала рядом с матерью по густо населенному мраморными

памятниками кладбищу. Гравий, которым были засыпаны прекрасно

ухоженные дорожки, деловито шуршал под их ногами. Мадам Решевски

сжимала в кулаке дюжину желтых хризантем, а на её физиономии можно

было увидеть выражение нетерпеливого ожидания. А по мере того, как

они приближались к могиле, лицо мадам начинало выражать чуть ли не

удовольствие.

— Может быть… — к ним подошел бородатый, пожилой мужчина.

Мужчина был очень чист и очень розовощек. На нем было черное с

головы до ног, религиозное облачение. Он прикоснулся к руке мадам

Решевски и спросил: — Может быть, вы желаете, леди, что бы я

вознес молитву за душу усопшего?

— Убирайтесь! — воскликнула мадам Решевски, сердито

отдергивая руку. — Авраам Решевски вполне может обойтись без

профессиональных молений!

— Для Авраама Решевски я вознесу молитву бесплатно, — с

печальным поклоном и очень тихо сказал человек в черном.

Мадам Решевски остановилась и бросила на пожилого мужчину

короткий взгляд. В её холодных серых глазах появилось некоторое

подобие улыбки.

— Хелен, дай старцу доллар, — сказала она и с царственной

снисходительностью прикоснулась к черному рукаву.

Хелен порылась в сумочке и извлекла доллар. Старик отвесил

ещё один печальный поклон.

Хелен поспешила вдогонку за удаляющейся матерью.

— Видите? — бормотала мадам Решевски, решительно шагая

вперед. — Видите? Несмотря на то, что этот человек умер пятнадцать

лет тому назад, он все ещё знаменит во всем мире. Держу пари, что

старикан лет двадцать пять не предлагал никому бесплатно

помолиться. А ты ещё не хотела приходить! — бросила она,

оборачиваясь к Хелен. Широко шагая дальше, она не переставала

бормотать: — Знаменит во всем мире… По всему свету…

— Не так быстро, мама. Твое сердце…

— Пусть мое сердце тебя не волнует, — мадам Решевски резко

остановилась, повернулась лицом к дочери и вытянула вперед обе

psjh, как бы запрещая той идти дальше. — Мы почти на месте. Ты

оставайся здесь, а к могиле я пойду одна. — Она произнесла это, не

глядя на дочь. Её взор был устремлен на массивный могильный камень

из серого гранита, с начертанным на нем именем мужа и уготованном

для неё местом под ним. — Отвернись, Хелен, дорогая, — очень тихо

сказала она. Я хочу побыть с ним одна. Когда придет время, я тебя

позову.

Мадам Решевски медленно направилась к могильному камню.

Хризантемы она несла перед собой двумя руками. Цветы походили на

большой свадебный букет. Хелен уселась на мраморную скамью,

стоящую рядом с памятником человеку по фамилии Аксельрод, и

отвернулась.

Мадам Решевски подошла к могиле супруга.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке