Александр Македонский (2 стр.)

Тема

Следовательно,

стало необходимым занять берега Тира и вступить в Египет.

Сделав это, мы стали властителями всего средиземноморского

побережья, но одновременно возникла новая опасность:

базируясь на богатую Месопотамию, Дарич мог бы вторгнуться в

Сирию и отрезать наши египетские владения от малоазиатских.

Следовало во что бы то ни стало разбить Дария наголову, что

мне и удалось под Гавгамелом... Как вы знаете, нам

достались Вавилон, Сузы, Персеполь и Пасаргады. Таким

образом мы стали господствовать на Персидском заливе.

Однако, для того чтобы обезопасить нашу новую империю от

возможных набегов с севера, необходимо было обезвредить

мидян и гиркан. Я сделал это, и наши владения протянулись

от Каспийского моря до Персидского залива, но все еще не

были защищены с востока. Тогда я со своими македонцами

отправится в поход, в земли ареев и дрангианов, опустошил

Гедрозию и истребил арахозцев, после чего победоносно

вступил в Бактрию. Военную победу я закрепил брачными

узами, взяв себе в жены бактрийскую царевну Роксану. Это

диктовалось политической необходимостью.

После того как я завоевал для своих македонцев и греков

столь обширные земли на Востоке, мне волей-неволей пришлось

искать приязни своих новых подданных - варваров. Средствами

к этому были величие и пышность, без которых убогие пастухи

Востока не представляют себе мощного властителя.

Скажу правду: моя старая македонская гвардия была

недовольна этим. Им казалось, вероятно, что их полководец

отвернулся от своих боевых ветеранов. В этой связи я был, к

сожалению, вынужден казнить моих старых соратников Филоту

(2) и Калисфена...(3)

Поплатился жизнью и мой Парменион (4). Я очень сожалел

об этом, но другого выхода не было, ибо брожение среди

македонцев ставило под угрозу мой следующий шаг. Дело в

том, что я готовился к походу в Индию. Видите ли, Гедрозия

и Арахозия, словно стеной, окружены высокими горами. Но,

для того чтобы они стали неприступной крепостью, мне был

необходим плацдарм, с которого можно предпринимать вылазки

или, наоборот, отступать за крепостную стену. Такой

стратегический плацдарм представляет собой Индия вплоть до

реки Инд. Военная логика требовала захвата этой территории,

а с нею и предмостья на другом берегу Инда. Ни один

предусмотрительный политик или полководец не поступил бы

иначе. Но, когда мы уже достигли реки Гифазис, мои

македонцы стали роптать, говоря, что не пойдут дальше,

потому что устали, ослабли от болезней и скучают по родине.

Пришлось вернуться. Это был ужасный путь для моих

ветеранов, но еще ужаснее он был для меня: ведь я собирался

дойти до Бенгальского залива, дабы установить для моей

родной Македонии естественную границу на востоке. И вот

пришлось временно отказаться от этого намерения.

Мы вернулись в Сузы. Я мог бы быть доволен, создав для

македонцев и греков такую громадную империю. Но, чтобы не

полагаться лишь на своих усталых людей, я принял в свое

войско тридцать тысяч персов. Это хорошие солдаты, они были

нужны мне для обороны восточных границ. И, представьте

себе, мои ветераны очень обиделись на меня за это. Они не

поняли, что, приобретая для своего народа восточные земли,

во сто раз превышающие размеры Македонии, я тем самым

становлюсь великим восточным монархом, что мне нужно

назначать своих советников и вельмож из числа восточных

владык и окружить себя пышностью Востока. Все это

естественная политическая необходимость, и я принимаю ее в

интересах Великой Македонии.

Обстоятельства требуют от меня все новых личных жертв, и

я несу их, не ропща, мысля лишь о величии и силе своей

прославленной империи.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке