Бьянка, благочестивая невеста (125 стр.)

Трудно было не обратить внимания на искусно сработанное красное седло и дорогую серебряную уздечку. Принца окружили шесть янычаров, и отряд стремительно ускакал вверх по дороге. Азура смотрела вслед и думала, что через три дня окажется во дворце, которому отныне предстоит стать для нее домом сераль «Лунный свет». Амир понемногу учил любимую турецкому языку. Хотя прежде ей никогда не доводилось говорить ни на одном языке, кроме родного, слова и целые предложения давались с легкостью. Отлично. Значит, можно будет без труда общаться с двумя другими женами, а ведь установить с ними дружеские отношения очень важно.

Агате чужая речь давалась значительно труднее.

— У меня язык узлом завязывается, — жаловалась она, однако продолжала упорно учиться и скоро, к своему немалому удивлению, обнаружила, что понимает значительно больше, чем может произнести сама. Что ж, тайное знание порою способно оказать серьезную услугу. Если все в новом доме будут считать, что при ней можно говорить свободно, без опасения быть услышанными, то удастся узнать много интересного и важного. Агата поделилась открытием с госпожой.

— Замечательно, — обрадовалась Азура. — Амир уверяет, что обе жены с нетерпением меня ждут и готовы принять с распростертыми объятиями, однако я не настолько глупа, чтобы безоговорочно верить сказкам. Когда увижу своими глазами, тогда и сделаю выводы. Но слуги будут говорить при тебе без утайки, и ты сможешь держать меня в курсе событий и настроений. Амир сказал, что я буду считаться его третьей женой, но в сердце навсегда останусь первой.

— Слышала, что иноверцам позволено иметь четырех жен, — серьезно заметила Агата. — Не хочу сказать, что он вас не любит, и все же придется упорно трудиться, чтобы сохранить и удержать его привязанность.

Азура кивнула.

— Знаю, причем давно. Раньше я об этом не упоминала, но в самом начале знакомства Амир посвятил меня в тонкости восточных обычаев. Еще в Люче Стелларе я поняла, что если решусь поехать с принцем в его страну, то буду вынуждена делить его с другими женщинами. Но любовь пересилила сомнения: я решила, что лучше иметь хотя бы часть желанного мужчины, чем ничего.

— Редкая женщина способна так рассуждать, — искренне изумилась Агата. — Вы поистине удивительны.

— Или просто глупа, — продолжила Азура с хитрой улыбкой. — Как бы там ни было, а рядом с принцем я чувствую себя счастливой. Наверное, это главное.

Азура не кривила душой, хотя последние недели морского путешествия оказались очень нелегкими: она так давно не знала близости и страсти. Почему все вокруг считали, что женщины не способны испытывать вожделения, равного мужскому? Она сгорала от желания, а редкие тайные поцелуи, которыми влюбленным удавалось обменяться на корабле, лишь распаляли воображение. И вот теперь придется делить своего мужчину с двумя соперницами! Но даже эти разъедающие душу сомнения не могли омрачить вновь обретенного счастья. Выбор сделан: обратный путь навсегда отрезан.

Султан Мехмед Завоеватель сердечно приветствовал внука.

— Безмятежная улыбка подсказывает, что сердце твое исполнено довольства, — заметил он.

— Вы правы, повелитель. — Амир низко, почтительно поклонился.

— Сильно ли пришлось пошуметь в Венеции? — уточнил дед.

— А что, жалобы уже поступили? — задал встречный вопрос Амир.

— Нет, — коротко ответил султан и приказал подать еду и напитки: ему хотелось, чтобы внук задержался во дворце.

— Позвольте рассказать одну интересную историю, — попросил Амир. Султан согласно кивнул, и он начал:

— Когда-то жил на свете один принц. И вот влюбился он так глубоко и страстно, что был готов на любые подвиги — лишь бы соединиться с избранницей своего сердца.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке