Ода русскому огороду

Тема

Память моя, память,что ты делаешь сомной?! Все прямее, все уже твои

дороги,всеморочнейобрезземли,икаждаядальняявершиначудится

часовенкой, сулящей успокоение.И реже путники встречь, которым хотелось бы

поклониться,авоспоминания, необходимыеживойдуше,осыпаютсяосенним

листом.Стоюнажитейскомцетруголымдеревом,завывают во мне ветры,

выдувая звуки и краскитойжизни,которуюятак любили в которой умел

находить радости даже в тяжелые свои дни и годы.

И все не умолкаетво мне война, сотрясаяусталую душу. Багровыйсвет

пробивается сквозь немую уже толщу времени, и, сплющенная, окаменелая, но не

утерявшая запаха гари и крови, клубится она во мне.

Успокоенияхочется, хоть какого-нибудьуспокоения. Но нет его даже во

сне, иво сне мучаюсь я, прячусь отвзрывов игде-то за полночь начинаю с

ужасом понимать: этоуже не та война, оттеперешних взрывов не спрятаться,

неукрыться, и тогда покорно,устало и равнодушно жду последней вспышки --

вот сверкнет бело, ослепительно, скорчит меня последней судорогой, оплавит и

унесетискройвглубину так и не постигнутого моим разумоммирозданья. И

вижу ведь, явственно вижу искорку ту, ощущаю ее полет.Оттого вижу, что был

ужепесчинкой вогромной буре,кружился,леталгде-томеждужизньюи

смертью,и совсемслучайно,капризомили волей судьбы, не унесло меняв

небытие, а сбросило на изнуренную землю.

Сколькоразпогибаля и мучительных снах!Ивсе-такивоскресали

воскресал. На сменужутко гудящемуогню, гремучему дыму взрывов неожиданно

хлынутпестрые поляны в цветах;шумливаяберезоваяроща; тихий кедрач на

мшиной горе;вспененная потоком река; коромыслорадугинаднею;остров,

обметанныйзеленыммехомтальника;степенныйдеревенскийогородвозле

крестьянского двора.

И лица, лица...

Явятсявсеженщины, которыххотелбывстретитьилюбить,и, уже

снисходительный к нимик себе, непротягиваю имруки, авспоминаютех

женщин, которых встретили любил на самом деле. С годами я научился утешать

и обманывать себя --воспоминанияоб этих встречах сладостней и чище самих

встреч...

Память моя.сотвори ещераз чудо, снимисдуши тревогу, тупойгнет

усталости,пробудившейугрюмость иотравляющуюсладостьодиночества.И

воскреси,--слышишь?--воскресивомнемальчика, дай успокоитьсяи

очиститьсявозле него. Ну хочешь, я, безбожник,именем Господним заклинать

тебя стану, как однажды, оглушенный и ослепленный войною, молил поднять меня

со днамертвых пучин и хоть что-нибудь найти в темном и омертвелом нутре? И

вспомнил, вспомнил то, что хотели во мне убить,а вспомнив, оживил мальчика

-- и пустота снова наполнилась звуками, красками, запахами.

Мнеговорили: этакаянадсадане пройдет даром!Будуяболени от

нервного перенапряжения недоживусколько-то лет,мне положенных.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке

Популярные книги автора