Обед у людоеда (77 стр.)

Тема

В декабре 1999 года она стала хозяйкой небольшой однокомнатной квартирки на Грачевской улице и прописала туда Иришу. Так что за прошедшие двенадцать месяцев, кстати, крайне удачные для ее бизнеса, она не должна была государственной казне ничего. Решив повторить хитрый ход, Анна предприняла дальнейшие шаги. Она не могла продать свою квартиру и приобрести новую, в этом случае она моментально бы потеряла право на льготы. А вот с Бориса Львовича взятки гладки, что потребовать с нищего художника? Он и в налоговую инспекцию-то никогда не ходил, потому что зарабатывал копейки. Вот Анечка и оформила дарственную на муженька. Борис Львович стал юридическим хозяином отличной квартиры. Аня собиралась продать ее и приобрести на свое имя новую, такую же, только в другом районе. Геморрой с переездом полностью окупился бы отсутствием налогов в 2000 году. Впрочем, в 2001-м Анна надеялась заработать на дачу и вновь оставить государство с носом! Уже был найден подходящий вариант апартаментов на Кутузовском проспекте, возле гостиницы "Украина". В конце апреля Аня собиралась сбыть с рук квартиру, хозяином которой стал Борис Львович, но не успела. И теперь художник преспокойно заявил Ирине:

- Ясно? Забирай, что хотела, и мотай отсюда, это моя жилплощадь!

- Но, - забормотала в растерянности Ирина, - почему мама мне ничего не сказала про однокомнатную квартиру? И как она прописала меня без моего согласия? Нет, ты врешь, Борька!

- Во-первых, я для тебя Борис Львович, - с достоинством парировал отчим, - а насчет того, что не сказала... Хотела тебе, дуре, подарок на окончание школы преподнести.

- Врешь, - отрезала Ира, - без моего согласия не пропишут.

- Ой, не могу, . - засмеялся художник, - ты что, в Англии живешь, где закон - святое? Да дала она "барашка в бумажке", и все чин-чинарем, в зубы паспорт твой взяли, в зубах назад приволокли. Ты хоть в свои документы заглядываешь?

- Нет, - растерянно ответила Ирина, - а зачем?

- Ну так поинтересуйся, какой штамп стоит в паспорте, - хмыкнул отчим, - придешь туда, где сейчас обитаешь, и глянь!

- Паспорт тут в шкафу...

- Тем лучше, - обрадовался Борис Львович и вошел в гостиную.

Я вжалась в кресло, мечтая превратиться в невидимку.

- Какого черта ты в баре рылась? - заорал художник.

- Ничего я не... - начала Ириша, но потом, сообразив, моментально осеклась и закричала в ответ:

- Хотела и полезла, здесь все на мамины деньги куплено!

- Здесь все теперь мое! - заявил Борис Львович. - Давай собирайся, и пошли. Хорошо еще, что я кошелек дома забыл и вернулся, давай, давай шевелись!

- Но мне надо кой-чего забрать.

- Позвони на неделе, и договоримся, сейчас мне недосуг, клиент ждет.

Он стал выталкивать Иришу из квартиры. Снова послышался шум и треск.

- Погоди! - со слезами в голосе вскрикнула девочка. - Я отцу пожалуюсь, он тебе нос отрежет!

Отчим оглушительно захохотал:

- Ну только не смеши, откуда у тебя папенька возьмется! Да Анька-проститутка даже не помнит, под каким кустом тебя сделала!

- Подонок, козел, сволочь! - завизжала Ирина.

- А ну пошла! - заорал Борис Львович, и входная дверь со стуком захлопнулась.

Я сделала глубокий вдох и попробовала пошевелить занемевшими ногами. Вот это новость! Бедная Аня, с какой стати она доверилась мужу? Кое-как успокоившись, я встала, и тут раздался звонок в дверь. В ужасе я вновь присела за кресло, но трель заливалась безостановочно. На цыпочках я подобралась к двери и глянула в "глазок" - на лестнице стояла Ирина.

- Сволочь, гадина, мразь, падаль рогатая! - заорала она, влетая в квартиру.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке