Караоке для дамы с собачкой (134 стр.)

Тема

– У тебя есть идеи? – спросила я Сашу, не очень‑то надеясь услышать оптимистичный ответ.

– Воз и маленькая тележка.

– Черт, где же милиция?

– Позвони своему Вешнякову, – посоветовал Саша.

– И где ты окажешься после этого? – усмехнулась я.

– Зато ты сбережешь задницу.

Вешняков мечтает о звании, а не о перестрелке. Впутывать его в сомнительную историю мне не хотелось, так что его кандидатура отпала сразу. Но умирать в ту ночь я не желала, все во мне этому противилось.

– Дай мобильный, – попросила я Лукьянова.

– Зачем? – нахмурился он, должно быть решив, что я и в самом деле собралась звонить Вешнякову, но меня посетила другая мысль. Правда, самой мне она казалась идиотской, но мобильный я получила и тут же набрала номер Тагаева.

– Тимур, – позвала я, не слыша его голоса из‑за выстрелов. Палить наконец перестали, и тогда я разобрала вопрос:

– Ты где?

– На брошенной лесопилке возле переезда.

– Черт…

– Помнится, ты обещал умереть за меня… Сейчас самое время. Вытащи нас отсюда.

– Нас? – спросил он издевательски.

– Ты же знаешь, я без него не уйду.

Тут опять принялись палить, и разговор пришлось прервать.

– Ты ведь не думаешь, что он идиот? – весело спросил Лукьянов.

– Ну и черт с ним, – ответила я.

– Вон там лестница, попробуем выбраться на крышу.

Не знаю, как он ее разглядел в темноте, но лестница точно была.

– Давай первым, – шепнула я Лукьянову.

– Ты без меня не справишься, – ответил он.

– Еще как справлюсь, – буркнула я, памятуя, о том, что не собиралась быть ему обузой.

Он уже выбрался на чердак, а я еще болталась на третьей перекладине. Я сцепила зубы и заставила себя подниматься, Лукьянов ухватил меня за шиворот и втащил наверх.

Доски здесь давно сгнили и готовы были проломиться в любой момент, но рядом был лаз на крышу. Мы распластались на дырявом шифере, а я поняла, что мы мало что выиграли. Ребятам надоест палить, и они предпримут очередную попытку войти в сарай, увидят лестницу и быстро сообразят, где мы. Вряд ли они полезут на крышу, понимая, что Лукьянов в узком проходе перестреляет их по одному, но вполне могут поджечь ветхое сооружение, и мы сами слетим в их объятия. Странно, что они до этого не додумались до сих пор.

Неожиданно стало тихо, я слышала, как внизу переговаривались мужчины.

– Там никого нет! – крикнул кто‑то.

Они засуетились. Лукьянов кивнул мне, указывая направление, и мы поползли по крыше. Его намерения остались для меня загадкой, но задавать вопросы я поостереглась: если я слышу парней, то и они меня могут услышать.

– Там еще сарай! – крикнули внизу.

Свет фар переметнулся вправо, на крыше так никто и не появился, но я этому не особо радовалась. Ясно, что они, в конце концов, обратят внимание на лестницу, а это значит, что мы просто оттягиваем момент своей бесславной кончины. Тут еще беда: пока мы бегали внизу, холода не чувствовали, но здесь, на крыше, холод пробирал до костей, ночью подморозило. Не пристрелят, так к утру замерзнем.

Что‑то они очень долго копошатся. Я с надеждой взглянула в сторону переезда, должна же в конце концов появиться милиция. Вдруг повезет, парни проявят благоразумие, а мы тихо смоемся.

– Твой дружок спятил, – весело заявил Лукьянов.

Я повернула голову и увидела, что от города на всех парах несется кавалькада машин. Впереди – «Хаммер» Тагаева. Палить они принялись еще на подходе, давая понять, как относятся к тому, что нас загнали на крышу.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке