Невинные дамские шалости (43 стр.)

Тема

– И она оттуда исчезла?

– Почему исчезла? – испугалась я. – Может, на ней Алька уехала?

– Слушайте, когда‑нибудь раньше случалось подобное? Я имею в виду: это в привычках вашей подруги – исчезать?

– Нет, – подумав, ответила я.

Исчезнуть Алька, конечно, могла, но для меня всегда находилась в досягаемости. Кроме этого случая. Либо с Алькой произошло несчастье, либо что‑то чрезвычайно важное заставляет ее вести себя подобным образом.

– Вам это не кажется странным?

– Кажется. Я пыталась ее отыскать, ездила на Алькину дачу и к ее другу. Он утверждает, что в среду они не встречались.

– Вы ему верите?

– А зачем ему врать?

Михаил надолго задумался, по‑прежнему глядя в окно. А я порадовалась, что могу говорить о происшедшем. До этого мгновения я и не подозревала, как мне это было необходимо – рассказать и хоть частично переложить тяжелую ношу на чужие плечи.

– Значит, так, – кивнул Михаил. – Что мы имеем: убийство моего брата и исчезновение вашей подруги. Интуиция подсказывает мне, что эти события как‑то связаны.

– Как? – удивилась я.

– Машина. А что, если они, я имею в виду убийц, вышли на вашу подругу, зная номер машины?

– А зачем им машина? – не поняла я.

– Не машина, а подруга. Они считают именно ее свидетельницей убийства Сережи.

– А меня они кем считают? – Я рассказала о ночном происшествии в парке и о сегодняшнем падении с горы напомнила. Михаил задумался.

– Да, путаница какая‑то, – согласился он нехотя через пару минут. – И все же стоит разработать версию, что убийство и исчезновение связаны, тогда есть шанс найти убийц Сережи, в противном случае его убийство скорее всего окажется в категории нераскрытых.

– Мы поедем в милицию? – вздохнув, спросила я, заранее приходя в ужас от возможных вопросов, повесток и прочего.

– Нет, – твердо заявил Михаил. – Этим я займусь сам. Так надежней.

Конечно, ему видней, но у меня были некоторые сомнения.

Мы остановились возле моего подъезда и вместе поднялись в квартиру. Выпили кофе, устроились в креслах напротив друг друга и разработали план операции. То есть это Михаил разрабатывал, а я слушала и кивала.

– Первое: выясним, что это за джип с двумя трупами, убийц на поляне было трое, трупов два, логично предположить, что некто третий заметает следы. Второе: еще раз посетим дачу вашей подруги и все там тщательно осмотрим. Третье: прощупаем ее любовника, вполне возможно, что ему известно гораздо больше, чем он утверждает.

Я трижды кивнула, но по ведению следствия имела свое мнение: по‑моему, первое, что надлежало выяснить, – мотив убийства его брата и, соответственно, исчезновения (точнее, похищения Альки, к этой мысли я склонялась все больше и больше), по крайней мере, все известные мне сыщики, всегда начинали с этого, поэтому дождавшись, когда Михаил закончит, я задала свой вопрос:

– А чем занимался Сережа?

– Работал в одной фирме, называется «Дана», продавал компьютеры и прочую технику.

– Ясно. Я вот о чем думаю: они его преследовали, а когда схватили, то просто застрелили, понимаете? Не ограбили, не допрашивали, ничего не требовали, а убили. Должна же быть какая‑то причина для этого?

– Должна, – вздохнул Михаил и вроде бы что‑то собрался добавить, но в этот момент в дверь позвонили, и я пошла открывать.

На пороге стоял Витька. Постарел он лет на десять, был небрит, одет небрежно, под глазами круги, а на меня смотрел с такой мукой, что я едва не разревелась.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке