Огонь, мерцающий в сосуде (40 стр.)

Руки я вымыла и устроилась за столом. Блюдо с непроизносимым названием оказалось очень вкусным. Однако, наблюдая довольную Ольгину физиономию, я заподозрила, что и название, и сам рецепт – плоды ее неуемной фантазии.

– А ты как провела время? – решила я полюбопытствовать.

– У плиты стояла.

– Я‑то думала, ты составляешь план мероприятий по поимке злодея.

– Толку‑то от моих планов…

– Вчера ты уверяла, что выведешь убийцу на чистую воду.

– Выведу. Просто гениальные идеи где‑то задерживаются.

Мы лениво болтали, потом я вымыла посуду, внеся посильную лепту в ведение хозяйства. Ольга пару раз нетерпеливо взглянула на часы, вроде бы чего‑то ожидая. Вскоре выяснилось: не чего‑то, а кого‑то.

Только мы перебрались в нашу импровизированную спальню, как в дверь постучали. Я замерла, тревожно глядя на Ольгу с немым вопросом. Стоит затаиться? Или бежать сломя голову? Второе проблематично: на окнах решетки, а у единственной двери незваный гость. Или еще хуже: хозяин дома. Впрочем, неизвестно, что хуже.

– Открой, – хмыкнула Ольга, и стало ясно: появление гостя особого беспокойства и уж тем более удивления не вызвало. Должно быть, кто‑то из ее знакомых решил нас навестить, хоть и предполагалось, что мы тут прячемся. Вздохнув, я пошла открывать: если она не опасается посетителей, то мне вроде бы и вовсе ник чему.

На пороге стоял смуглый красавец, хозяин ночного клуба и муж Ольги. Выглядел щеголем: светло‑серый костюм и белая рубашка.

Я помнила, что прячемся мы здесь в том числе и от него, вот и запаниковала, знать не зная, как отнестись к его появлению: то ли «караул» кричать, то ли попросту захлопнуть дверь перед его носом. С решением я подзадержалась, он успел сделать шаг, и теперь закрыть перед ним дверь оказалось проблематично. Надо сказать, если я пребывала в растерянности, то и мое присутствие в доме вызвало у него схожее чувство. Правда, он с ним быстро справился. Едва заметно поморщился и спросил:

– Где Ольга?

– Здесь я, здесь. Куда мне деться! – заголосила она.

Легонько оттерев меня плечом, Валера прошествовал в комнату, где на кровати лежала его супруга, закинув руки за голову, и насмешливо улыбалась. В доме она ходила в брюках и рубашке, так что сейчас все ее прелести были представлены в наилучшем виде, и я подумала: мужчине, наверное, нелегко наблюдать ее кошачье потягивание, оставаясь при этом равнодушным. Именно равнодушие отчетливо читалось на лице гостя. Впрочем, будучи мужем, он к Ольгиным выкрутасам давно привык и, видимо, не считал ее достоинства особенно выдающимися.

Он взял стул и устроился на нем, привычно закинув ногу на ногу.

– Привет, – произнес он после довольно длительной паузы, в продолжение которой они друг друга разглядывали.

– Здравствуй, голуба моя, – кивнула Ольга. – Немного тебе понадобилось времени, чтобы меня найти.

– Мне известно твое пристрастие к этому дому.

– Еще бы… – фыркнула Ольга.

– Не пойму только, чем оно так привлекательно, – закончил он и усмехнулся.

– Врешь. Все ты понимаешь.

Он засмеялся, вроде бы своим мыслям, что выглядело немного неожиданно.

– Напоминание о том, сколь многое нас связывает? – взглянув исподлобья, спросил Валера, перестав смеяться.

– Что‑то вроде этого, – проворчала супруга. Тут он кивнул в мою сторону и задал вопрос:

– Девушку ты в клуб отправила?

– Ага.

– Зачем?

– Много будешь знать – скоро состаришься. Ты‑то со мной не очень откровенен.

Я стояла в дверях, переводя взгляд с одного на другого, кашлянула и спросила тихо:

– Может, мне уйти?

– В соседнюю комнату? – промурлыкала Ольга, наверное, намекая на мою страсть подслушивать.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке