Черта с два! (106 стр.)

– Потому что я выстрелю.

– Врешь, как падла, – ответил он. – Слабо. Катись отсюда. И побыстрее. А когда мы встретимся…

– Заткнись, – перебила я, – и отвечай на вопрос. Не ответишь, на счет «три» выстрелю. Кто был в сауне с Татарином? Ты его дружок, должен знать.

– Ах, вот оно что, – засмеялся он, чуть‑чуть сдвинув по стене руки. – Тоскуешь по подружкам? Очень трогательно, очень. Ты случайно не лесбиянка? Среди шлюх такое случается.

– Я тебе задала вопрос, придурок. – И начала считать:

– Раз, два…

– Я там был, – радостно сообщил он. – Я и Татарин. Классно повеселились. Ну что, шлюха, выстрелишь?

Он повел головой с намерением повернуться ко мне, надеялся выбить пистолет, а может, мне это только показалось, или того хуже – я просто нашла повод нажать на курок? Потом я много думала об этом, что же тогда произошло в прихожей? Наверное, истина, как всегда, где‑то посередине: он приготовился к нападению, я испугалась, и повод нашелся… В общем, я выстрелила.

Выстрел был как раскат грома. Я зажмурилась, шагнула влево, открыла дверь и сделала два шага к лестнице вниз, на ходу бросив пистолет рядом с трупом. Торопливо вышла из подъезда и услышала:

– Сюда, – голос шел из кустов.

Гаврош сидел в траве и сторожил мою обувь. Сунув ноги в кроссовки и сняв перчатки, я взяла его за руку и, выбравшись на тротуар, спокойно пошла по улице в направлении перекрестка. Вечерняя прогулка женщины с ребенком. Трогательно до слез. Щеки стали мокрыми, и я вытерла их рукавом. А впереди нас несся разбойничий свист.

Через двадцать минут все собрались в парке. Денис посмотрел на меня с едва сдерживаемым страхом, а я в ответ улыбнулась.

– Что дальше? – по‑деловому спросил Котя. Я изложила свой план. Они слушали внимательно, а я отказывалась верить в реальность происходящего.

– Сбор завтра в семь утра, – подытожил разговор Котя, и мальчишки исчезли в темноте.

Мы с Денисом направились пешком к автостоянке, где несколько дней стояла наша машина. Денис был задумчив.

– Саш, а почему не сделать, как сегодня, не войти в квартиру…

– Второй этаж.

– Там дерево рядом, вполне можно…

– Денька, – вздохнула я, – мы о чем с тобой говорим?

– Что? – не понял он.

– Ничего. Второй раз мне не повезет. Узнав о смерти дружка, Татарин будет осторожным. И близко к себе не подпустит.

– А как же тогда… – растерялся Денис.

– Стрелять надо с приличного расстояния и наверняка…

– А ты попадешь?

– Из пистолета – нет. Нужна винтовка.

– Саша, – испугался он, – где же мы винтовку‑то возьмем?

– Возьмем, – заверила я.

Через час мы подъехали к симпатичному особняку на одной из тихих улочек старого города. Дом тонул в темноте небольшого парка, именно парка, а не сада, потому что росли здесь березы и ели, и хоть было их немного, но возникала иллюзия большого пространства, уединения, что очень ценил хозяин особнячка. Сам он давно отсутствовал, но за домом приглядывали соседи напротив, так что следовало соблюдать осторожность.

Я подъехала к дому со стороны переулка и укрыла машину за новеньким срубом. Кто‑то из соседей затеял строительство, судя по всему, ставили баню.

– Чей это дом? – зашептал Денис.

– Одного моего друга. Хорошего человека. Вообще‑то он друг моего отца, но мы с ним очень близки. Месяц назад он уехал к моим родителям и вернется в конце октября.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке