Мыльная сказка Шахерезады (13 стр.)

Тема

Подумав, что это кто‑то из соседских девочек, чье стремительное взросление прошло мимо меня, я распахнула дверь и сказала:

– Привет.

– Здравствуйте, тетя Даша, – вежливо произнесла девочка, – мы хотим, чтобы в поселке организовали театр. Вы не против?

– Конечно, нет, – улыбнулась я.

– Подпишете письмо коменданту? – деловито спросила она.

– Давай, – согласилась я, – как тебя зовут?

– Катюша, – представилась девочка, – может, разрешите мне в гостиную пройти? Бумагу составлял мой папа, он адвокат, получилось несколько листов.

– Подпишу не глядя, – легкомысленно пообещала я.

Катя укоризненно щелкнула языком.

– Ну разве так можно? Надо внимательно изучить документ. Вдруг там что‑то нехорошее.

Я смутилась.

– Ты права, заходи.

Когда мы с Катей вошли в столовую, там по‑прежнему сидел Вадим.

– Ни у кого не получилось упаковку с пилюлями открыть, – жалобно произнес Полканов. – Как ни старались, не вышло!

Не успел он договорить, как в комнату влетела Лиза, схватила тубу, в мгновение сняла с нее крышку и воскликнула:

– Ничего сложного. Нажать, крутануть и снова надавить.

Я покосилась на банку с пилюлями. Может, мне тоже стоит принимать средство для развития интеллекта? Авось после нескольких курсов буду соображать, как откупоривать тубы с лекарствами.

– Вы Вадим Полканов? – звонким голосом воскликнула Катя. – Актер из сериалов?

– Да, – быстро ответила Елизавета, встав между девочкой и своим подопечным. – А ты кто такая?

Я поняла, что Лиза посчитала школьницу одной из надоедливых фанаток, и решила прийти на помощь милой девочке.

– Знакомьтесь, это Катенька, наша соседка, она живет в доме… э… солнышко, подскажи, где, я забыла.

Катерина без приглашения села к столу.

– Моя фамилия Соловьева, маму зовут Ирина Алексеевна.

Я судорожно пыталась вспомнить, кто такая Соловьева, а Катя продолжала:

– Вам это имя знакомо?

– Ну, конечно, – лихо соврала я и вдруг сообразила: вопрос адресован Вадиму.

– Ирина Соловьева, – повторила девочка, – официантка из ресторана «Теленок», мама в нем до моего рождения работала, сейчас она управляющая кафе «Фасоль».

– Нет, – покачал головой Вадим, – никогда не заглядывал ни в «Теленок», ни в «Горох».

– «Фасоль», – поправила Катя.

– Туда тоже, – заверил Полканов.

– Ты здесь не живешь, – с запозданием сообразила я. – И никакой театр у нас открывать не собираются.

– Простите, тетя Даша, мне пришлось вас обмануть, – тихо сказала Катя, – но к Вадиму очень сложно подобраться. Если он устраивает автограф‑сессию, то рядом находится куча охраны, поговорить с ним по душам не дают. Я писала Вадиму Сергеевичу на емайл, но ответа не получила, отыскала его мобильный, но к трубке подходит женщина и отвечает: «Он за границей, связи с ним нет». У ворот киностудии Полканова поймать нереально, он не идет, как все, через проходную, а въезжает в ворота на машине. Но я узнала, что он переехал в ваш дом, вот и воспользовалась шансом.

– Кто тебе сказал, где его искать? – поразилась я.

– Чистая правда, – выпалила Катя.

Я не поняла девочку, а Лиза быстро пояснила:

– Это название сайта в Интернете. Платите деньги и получаете любые сведения.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке