Приват танец мисс Марпл (46 стр.)

Тема

Мы медленно двинулись по широкому коридору. Похоже, моя спутница не первый раз проводила подобную экскурсию. Ее речь была ровной, явно информация заучена наизусть. Я старательно изображала интерес, ахала, охала, рассматривала потолок, батареи, переспрашивала и выжидала время, когда будет уместно спросить про Ольгу Богатикову.

Глава 15

– В доме милосердия проживает полсотни постояльцев. Стандартный срок пребывания составляет три месяца, – вещала Ирина. – Условия у нас прекрасные: одноместная комната с ванной, пятиразовое питание, плюс развлечения – кино, концерты, библиотека, бильярд, компьютер. Но главное – общение. Хорошо, если у инвалида есть любящая семья. Но такие к нам не попадают, мы принимаем одиноких людей, которым подчас и поговорить не с кем. Попав сюда, человек заводит друзей, выходит из депрессии.

– Наверное, тут в основном пожилые люди, – предположила я.

– Полно молодежи, что нас совсем не радует, – грустно возразила медсестра. – Мы не можем взять хроника с тяжелым заболеванием, сердечника, инсультника или, допустим, с болезнью Паркинсона. Таким людям необходим особый уход, который у нас обеспечить не смогут. Здесь обитают в основном те, кто пострадал во время автокатастроф, а это, как правило, отнюдь не пенсионеры.

Одна из дверей, выходивших в коридор, приотворилась, высунулась девушка с румяным лицом.

– Ирина Викторовна, у меня очень голова болит.

– Что случилось, Полиночка? – встревожилась медсестра. – Можно мы к тебе вдвоем заглянем? Это Даша, я показываю ей наш дом.

– Виски ломит, – прошептала девушка, – и тошнит.

– Господи, да у тебя аллергия! – всплеснула руками Ира. – Сядь в кресло, я сбегаю за шприцем, сделаю укол. Дашенька, можете пока тут побыть?

– Конечно, – заверила я.

Медсестра умчалась.

– А вы кто? – прошептала Полина, прижав ладони к горящим щекам.

– Даша, – повторила я свое имя.

– В смысле, новый врач? Или в НИИ пахать собрались? На фабрике? – девушка засыпала меня вопросами.

– Хочу переселиться в Новую Табаско, – соврала я. – Одна моя знакомая, Ольга Богатикова, рассказывала, как тут очень хорошо.

Полина напряглась.

– Вы знаете Ольгу?

Я решила переплести ложь с правдой:

– Ее дочь, Лена Богатикова, служила горничной в доме Григория Константиновича Морозова. Мы там встретились. Она рассказала мне о Табаско, пригласила меня в гости, я приехала и обнаружила, что оставила дома ее записку с адресом. Вы случайно не в курсе, на какой улице находится дом Ольги?

Полина встала.

– Я с мотоцикла упала, теперь пальцы левой руки не работают. Обещают, что подвижность восстановится, да я уже на это надежду потеряла. Можете помочь мне умыться? Самой очень неудобно.

Мне стало бесконечно жаль Полину – по виду ей чуть больше лет, чем Манюне, а она уже инвалид.

– Конечно. Где ванная?

– Дверь слева, – громко произнесла хозяйка комнаты.

Когда мы вошли в санузел, Полина пустила сильную струю воды и зашептала:

– Помогите мне. Давно жду нормального человека, а не этих докторов Менгеле [9] . Слава богу, вы появились. Я услышала, что Ирка кому‑то про местную историю вещает, и высунулась, понадеялась приличную женщину с нашей засахаренной коброй увидеть.

– Что случилось? – встревожилась я.

– Нет времени рассказывать. Ирка сейчас вернется. В комнате говорить нельзя, там ведется видеозапись.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке