Бермудский треугольник черной вдовы (100 стр.)

Тема

Когда отец с работы вернулся, у меня фингал налился на пол-лица. Мама хотела участковому пожаловаться, но папа ее остановил:

– Не надо. У мужика чердак от горя снесло. Он не в себе. Аля, прости его.

На следующий день Петр Михайлович пришел, принес шубу норковую, конверт с деньгами, обнял меня и прощения попросил:

– Извини, Алевтина, сам не помню, что творил. Возьми манто, носи на здоровье. Не отказывайся, хочу вину искупить, стыдно мне. И иди прямо сейчас, помоги Анне Ивановне вещи сложить, уезжаем мы.

Я к Лазаревым в дом поспешила, тетя Аня дверь открыла, руки у нее тряслись, она мне сказала:

– Спасибо, Алечка, что пришла, за работу тройную цену заплачу. Ох и синяк у тебя. Очень прошу, не рассказывай никому, откуда бланш. Петру и без того тошно. Прости нас, Христа ради, обезумели мы все.

Я ей ответила:

– Денег мне за сбор вещей не надо. Безвозмездно помочь пришла, не обижайте, не предлагайте плату. И я не понимаю, при чем тут Петр Михайлович? Я крыльцо босиком мыла, поскользнулась, ударилась о перила, теперь ночью от фонаря под глазом светло.

Она меня обняла:

– Спасибо, Алечка, милая ты девушка. Деньги не стану совать, дай тебе Боже жениха хорошего. Давай работать. Сходи в маленький домик, принеси оттуда коробки, книги в них сложим.

У них на участке стоял сарай, добротный, каменный, но без окон, в нем всякий хлам хранился. Дверь туда не запирали, я ее распахнула, выключателем щелкнула… гляжу… Евгения Федоровна стоит, глаза закрыты, голова набок. Я попятилась, говорю:

– Здрасте, я за картонками пришла…

И тут до меня дошло! Она не стоит, а висит!

Алевтина замолчала.

– Вот такое лето получилось, – пробормотал Михаил Иванович, – захочешь – не забудешь. Дети погибли. Евгения повесилась.

– Она всегда, когда скандал Петру Михайловичу закатывала, кричала: «Суну голову в петлю», – повторила сказанное ранее Алевтина, – но ведь истерички часто суицидом грозят. Анна Ивановна дочери один раз выговорила: «Женя, ты от безделья бесишься, надо хоть что-то делать, тогда дурь из головы вылетит». А она вот… на самом деле… того… Просто кошмарное лето! Черное! И до кучи чуланчик и дом Лазаревых сгорели. Во как! Хорошо, что лаборатория Франциски не полыхнула, мог бы пожар на всю округу выйти.

– Лаборатория? – спросила я.

– Жена Волкова ученая была, – разъяснила Аля, – доктор. К ней все гуськовцы бегали, если чего заболит. Она не таблетками лечила, а каплями, аппарат у нее был. Она человеку что-то вроде ложек в руки давала, на экран прибора смотрела, а потом микстуру делала. Папа к ней ходил, на желудок жаловался, Франциска Яновна отца на своем агрегате проверила и маме объяснила:

– Ему нельзя ни капусту, ни морковь есть.

Мама так удивилась:

– Овощи полезны, они со своего огорода, без химии.

Франциска возразила:

– Не все полезное можно есть. Хотите мужа от колик избавить? Не давайте ему то, что я сказала. Не хотите? Пусть полезные кочаны жует, но у меня тогда больше не показывайтесь!

– Я ей поверил, – подхватил Михаил Иванович, – жена вкусно солянку готовит, прямо объедение, так с того дня я ни разу ее не пробовал.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке