Гарем шоколадного зайки (48 стр.)

Да еще и Дима спрыгнул с поезда, предоставив подругам одним вести расследование. Где уж тут самим за всем уследить!

– Ее убили во время ограбления ее дома.

– Ох, ни фига себе! – поразился Слава. – Впрочем, Марго любила шумные тусовки. И у нее там бывали самые разные люди.

– Ты хорошо знал Марго, скажи, с кем у нее были серьезные разногласия?

– Такие, чтобы убить? – мигом смекнул Слава. – Ни с кем!

– Так уж и ни с кем?

– Характер у Марго был дерьмовый. Да еще эта история с ее предками. Марго на этой теме серьезно с катушек съехала. Одно время даже в больничке лечилась. Сама мне рассказывала. И сама же в ту психушку легла, потому что голоса слишком уж донимать начали. А потом ничего, вроде бы оклемалась. На голоса больше не жаловалась. Хотя я и не спрашивал. Может, опять начала их слышать.

– Голоса? Какие голоса?

– Ну, в голове у нее голоса были. Покойные родители с Марго разговаривали. Просили, чтобы она к ним скорей пришла. Что им плохо без нее. Что они скучают по ней. Марго прямо не своя была, когда их слышала. Она родителей своих любила, а забыть их никак не могла. Когда они с ней разговаривать начинали, Марго могла из берегов выйти. Один раз дверь стеклянную разбила, чтобы только от голосов избавиться. Другой раз костер у себя на заднем дворе развела, всю одежду своих предков в нем спалила. Совсем с катушек в тот раз слетела.

– Но это же полная ерунда. Мертвые не возвращаются.

– Иногда во сне приходят, – вполне серьезно возразил подругам Слава. – Мне вот бабка моя покойница как-то раз приснилась. Пальцем мне погрозила, а на следующий день меня арестовали. Выходит, не просто так она ко мне приходила? Предупредить хотела, так?

Подругам совершенно не хотелось вдаваться в демагогию. К тому же они уже поняли, что Слава и сам употребляет свой товар не только для дегустации, потому что сейчас выглядел парень неадекватно, губы у него были сухие, глаза красные и воспаленные, а речь была слишком быстрой. Поняв, что от подруг ему лично никакой опасности не грозит, Славка совсем расслабился.

– Когда Марго со мной позавчера прощаться начала, я даже подумал, что она снова в психушку решила лечь.

– Снова голоса родителей ее донимать стали? – невольно поинтересовались девушки.

– На этот раз про старика какого-то рассказывала.

– Про какого старика?

– Старик ей какой-то явился. И тоже приказы отдавать начал. Куда пойти, что сделать. Марго так прямо и сказала: «Вот впору задуматься, стоило ли мне лечиться. Старик-то слова моих родителей и сам подтвердил».

– А что за старик-то? Откуда он взялся?

– Да не знаю я, – отмахнулся Славка. – Я не особенно к словам Марго прислушивался. Бред все это – и про родителей, и про старика. Вот Лысика своего она точно искала, кому пристроить. Приказ старика ей исполнить надо было, а для этого исчезнуть из города на пару недель. Я предложил, чтобы она мне Лысика своего оставила, прикольный у нее такой пес, мне он нравился, но Марго отказалась. Так и сказала: тебя, Славка, каждый день посадить могут, а я так рисковать не буду. Лысик у меня нынче страшно дорогой, если с ним что-нибудь случится, мама с папой меня не простят.

– А при чем тут Вадим Владимирович и Марфа Петровна?

– Ого! – восхитился Славка. – Вы и имена их знаете! А я вот сколько с Марго общался, как ее предков звали, спросить не догадался.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке