Витязь без шкуры (75 стр.)

Тема

– Вероничка – племянница Никиты, – внезапно произнесла тетя Наташа, стоя за спиной Киры.

Кира удивилась:

– Серьезно? Я не знала, что у него в поселке есть родственники.

– А как, по-твоему, Никита у твоего мужа под началом оказался?

– Ну, не знаю. Мы с Лисицей на эту тему никогда не говорили. А как?

– Мой генерал твоему мужу этого Никиту посоветовал. Никита – племянник старого друга генерала. Вот он его твоему мужу и сосватал.

Кире почудилось в голосе тети Наташи что-то похожее на неодобрение. И Кира удивилась еще больше. Обычно тетя Наташа избегала осуждать кого-либо, а своего супруга и подавно. А уж вслух и прилюдно… пусть тут только Кира и двое детей, но все равно – свидетели.

– Вы чем-то недовольны, тетя Наташа?

Кира не ожидала ответа. Но тетя Наташа, казалось, только и ждала, чтобы выпалить:

– Не нравится он мне!

– Кто?

– Никита этот!

– Почему? Все его, наоборот, хвалят. Говорят, что дельный и толковый.

– Дельный… толковый… А вот не лежит у меня к нему сердце, и все тут.

Вероничка внезапно повернула в их сторону хорошенькую кудрявую головку и спросила:

– Вы про моего дядю Никиту говорите?

– Смотри телевизор, деточка, – посоветовала ей слегка растерявшаяся тетя Наташа. – Там кино показывают.

Но Вероничка не дала себя обмануть:

– Там реклама сейчас. А почему вам дядя Никита не нравится? Он хороший. Он мне каждый раз игрушки дарит. Мама на него уже ругается, что не надо деньги тратить на ерунду, а он все равно дарит. И я его люблю! Не надо его обижать.

– Да-да, никто твоего драгоценного дядю и не думает обижать. Небось, не только игрушки дарит. Он еще и гулять тебя часто с собой берет?

– Берет. Мы с ним и на пони ездили кататься. И на аттракционах были. И на коньках недавно катались.

– Это где же вы летом каток нашли? Летом льда нету!

– Странная вы, баба Наташа. Разве же в наше время лед – это проблема? – рассудительно возразила ей Вероника. – Заморозили!

– Так это под крышей каток был? На искусственном льду?

– И очень большой каток получился, на нем все дети катались со своими мамами и с папами.

– А ты с дядей Никитой?

– И мой дядя Никита лучше всех там катался. Он и меня обещал научить. К нему даже другие люди подходили, чтобы похвалить его, как он хорошо катается.

– И что же они ему говорили?

– Я не слышала. Дядя Никита отправил меня одну покататься. А я поехала и упала. Но дядя Никита ничуть не рассердился, а одна тетя дала мне такого смешного пингвина, с ним можно за руку кататься – и не упадешь! Я каталась, пока дядя Никита с теми дядями сидел и разговаривал.

– Где же он сидел?

Вероничка внезапно засуетилась. Она полезла на полку, достала оттуда карандаши, фломастеры и несколько листов бумаги, которые и принялась с нетерпением раскладывать. Девочка так часто бывала в гостях у тети Наташи, что знала, где тут что лежит. И свои кое-какие вещи, рисунки оставляла здесь.

– Сейчас, сейчас, – говорила она. – Одну минуточку. У меня тут… Ага, вот!

И она извлекла лист, на котором были нарисованы какие-то домики, человечки, а над одним прямоугольником с окошками было написано: «РЕСРАН». Потом зачеркнуто и чуть ниже написано другое слово «РИТОРАН».

– Это что же у тебя тут?

– Ресторан. Вы что, не видите, баба Наташа? Ресторан – это где мой дядя Никита со своими друзьями сидел.

Киру стала утомлять болтовня девочки.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке