Молчание золота

Тема

Албания и Греция, лето 2001 года

1

Вошедший задержался у порога, словно остерегаясь войти в дом.

— Здравствуй, Арбен.

— Приветствую тебя, — ответил вальяжно развалив­шийся в кресле хозяин — очень толстый, густо заросший бородой едва ли не до самых глаз человек. — Я-то здрав­ствую. А вот у тебя, я слышал, возникли большие пробле­мы. И если ты их не решишь, то может так статься, что ты будешь здравствовать не очень уж долго. Да не морщись, не морщись. Арбен Гусеница видит тебя насквозь.

Говоря это, полуголый — в одних трусах — хозяин по­шевелил своими сосисочными пальцами, за которые и получил прозвище, леденящее кровь самым разным лю­дям по всей Европе и даже в далекой Америке: эти паль­цы, поросшие черным волосом и непрестанно шевелящи­еся, были схожи с тошнотворным клубком живых гусениц. Хотя поговаривали, что еще лет пять назад Арбен Гусени­ца был совершенно иным: подтянутым, молодым и кра­сивым. Но сытая и расслабленная жизнь порой портит людей даже внешне...

— Ну говори давай, зачем пришел, иначе я просто потеряю терпение, — поторопил он гостя. — Мое время нынче дорого. Кстати, давно хотел спросить — отчего у тебя такое дурацкое прозвище?..

— Дурацкое?

— Ну а то! Конечно, дурацкое. Вот у меня сразу понятно: Арбен Густери по прозвищу Гусеница. — И, словно иллюстрируя справедливость клички, Арбен опять пошевелил мохнатыми пальцами, вызвав у посетителя новый спазм отвращения. — А у тебя — непонятно что за прозвище — Мантикора!.. Это вообще что такое? Жратва такая, да? Итальянская, а?

«У тебя, жирная скотина, если не о деньгах и наркоте речь, так о жратве, — проскочило в голове его собеседника, — придурок!.. Сколько человек поставят мне памятник при жизни, стоит мне схватить вон тот ножичек и вогнать в твое волосатое сальное брюхо, набитое жратвой! А — нельзя... — Посетитель вздохнул про себя. К несчастью, эта тварь является, как это ни печально, ключевой фигурой в нашем деле, и сейчас убирать его не ко времени... Раньше он уберет меня... если что».

Вслух же были сказаны совершенно иные слова:

— Мантикора, уважаемый Арбен, — это такое мифическое существо, у которого тело льва, человеческая голова, крылья летучей мыши и хвост скорпиона, которым мантикора способна жалить. Мне его дали за... гибкость, что ли. За способность работать, скажем так, сразу в нескольких сферах.

Арбен Гусеница растянул свои толстые губы в длинной липкой улыбке, не открывающей зубов.

— Да ну? — протянул он. — Ишь ты! Тело льва, хвост скорпиона, крылья совы...

— Летучей мыши, — поправил посетитель.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке