Давайте танцевать!

Тема

1

Она ненавидела пиратов.

Она всегда ненавидела пиратов. Даже тогда, когда была маленькой девочкой, впервые открывающей историческую беллетристику, она никогда не путала их с веселыми пиратами некоторых особенно плохих романов (чему в немалой степени способствовал опыт ее отца за время его военной карьеры). Даже если она когда-либо была склонна их романтизировать, прохождение гардемаринского рейса здесь, в гостеприимной Силезской Конфедерации, излечило бы ее от этого искушения навсегда.

Сегодняшний опыт пока не смог изменить её мнение. А судя по уже полученным докладам, и вряд ли сможет.

— Как плохо, Эверетт?

Годы сохранили сфинксианский акцент офицера Королевы коммандера Хонор Харрингтон четким и ясным, неомраченным эмоциями, когда она задала вопрос. Но ее карие глаза были тверды и в них был гнев горького опыта, когда она смотрела на тактический дисплей и значок "грузовое судно", мигающий транспондером торгового судна Конфедерации "Эвита".

Она и не сомневалась, что это было настоящее имя корабля, но это нужно сделать.

— Плохо, мэм, — ответил с "Эвиты" через ком-связь в своей боевой броне лейтенант морской пехоты Эверетт Яначек, молодой — слишком молодой, на самом деле, — командир взвода морпехов КЕВ "Ястребиное Крыло".

Яначек, как и сама Хонор, был реципиентом пролонга третьего поколения, и провел на борту меньше трех стандартных месяцев, в качестве замены лейтенанта Шафики ибнат Мусайках, когда ибнат Мусайках отправилась домой для повышения и принятия командования ротой. Хонор была прежде знакома с ним, и она сочла необходимым несколько раз напомнить себе, что несмотря на то, что может иногда показаться, он аттестованный офицер морской пехоты, а не дружелюбный щенок, с непомерно большими лапами. В двадцать три года, он выглядел хорошо если на шестнадцать лет в эпоху до пролонга, и она часто чувствовала, что он казался столь же молодым как и выглядел. Внешней стороной третьего поколения пролонга являлось физическое созревание мозга и нервных процессов — и, напомнила она себе, продленные периоды беременности, — иначе рождались бы умственно отсталые (что, было реальным препятствием для назначения пролонга в середине или даже в раннем подростковом возрасте), он мог выглядеть молодым, но не сегодня. Сейчас он был больше похож на древнего Мафусаила и голос его был не по летам постаревшим и суровым.

— Не было никакого сопротивления, когда мы поднялись на борт, мэм, — продолжил он. — Эти… люди не настолько глупы, чтобы пытаться навязать что-то вроде боя против брони. Но мы нашли заключенных. Боюсь, многих заключенных.

Он сделал паузу, и Хонор почувствовала, что ее компаньон, древесный кот Нимиц, утешительно прижался к ее шее, когда она закрыла глаза.

— Позвольте мне угадать, — сказала она, и ее сопрано было спокойным, почти бесстрастным. — Эти люди, они все жили для технической поддержки. — Ее рот презрительно скривился. — Как и для других вещей.

— Вот как это выглядит, мэм. — Голос Яначека был гораздо мрачнее и жестче, чем у Хонор. Конечно, он в действительности стоял там, глядя на пленных пиратов. — Пара из них довольно сильно не в себе, — продолжил он. — Они даже не понимают, кто мы такие. Я полагаю, они думают, что мы являемся членами экипажа, с которыми они еще не встречались. Это… довольно плохо, мэм. — Он сглотнул, и она слышала его глубокий вдох перед тем как продолжить. — Некоторые пострадали намного больше, чем остальные. По их словам, им "повезло".

— Так, вероятно, и случилось, Эверетт.

На этот раз Хонор позволила себе вздох. Кроме того, она покачала головой, хотя у Яначека не было визуальной камеры на шлеме.

На самом деле, она знала, что "Ястребиному Крылу" повезло больше, чем обычно, когда они вообще нашли каких-либо пленных, — однако сильно рисковали — спасая их. Немало пиратов были склонны поступать как генетические работорговцы, когда понимали, что их корабль могут взять на абордаж. Неудобных свидетелей, брошенных в шлюз, вполне могут совсем не заметить, особенно столкнувшись с сенсорами Флота Силезской Конфедерации. Конечно, по мнению Хонор Харрингтон, большой разницы между пиратом и работорговцем не было; поцарапайте краску на одном из них, и вы найдете другие похожести. Это было одной из причин, почему она идентифицировала себя как Мантикору, когда вызывала "Эвиту" сдаться. Королевский Флот Мантикоры принял простую политику: если работорговцы и пираты выбросят рабов или пленных из шлюзового отсека, работорговцы и пираты после допроса последуют за ними.

"Полагаю, вы просто должны найти аргументы, которые они смогут понять", — подумала она холодно.

— Я полагаю, что, с нормальной эффективностью для морской пехоты Ее Величества, вы тщательно обыскали корабль? — Спустя некоторое время, продолжила она, более легким тоном.

— Да, мэм. KейKей — я имею в виду взводный сержант Киган, взяла на себя личную ответственность за это.

Хонор кивнула. Кайли Киган (также известная как "ганни Киган", или, неофициально, просто как "КейКей") была взводным сержантом Яначека, старшим нонкомом из приписанных к "Ястребиному Крылу" морпехов. Она служила в Королевской морской пехоте Мантикоры с тех пор как Эверетту Яначеку исполнилось десять лет, и ее опыт для молодого и очень юного лейтенанта морской пехоты был одной из причин, по которым она была назначена на корабль такой маленький (и старый), как "Ястребиное Крыло". Если ганни Киган сказала, что корабль был "тщательно обыскан", то корабль был действительно тщательно обыскан. Несколько бездомных микробов, возможно, избежали ее внимания, но Хонор не стала бы делать на это ставку.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке