Кровь и Пламя

Тема

Глава первая

Тяжелый разговор. Моя новая хибара

— С-собачий х-холод! — мои зубы выбивали частую дробь, губы дрожали — П-проклятье!

— Хорошо быть обычным человеком, да, господин? — добродушно прогудел Рикар, накидывая мне на трясущиеся плечи оленью шкуру — Сейчас дровишек подбросим.

— С-спас-сибо! — пробормотал я, с некоторой досадой глядя едва заметно улыбающегося отца Флатиса, протянувшего сухие ладони к жарко пылающему огню.

Старик оправлялся невероятно быстро, буквально на глазах отходя от болезни. Бледное лицо заметно порозовело и лишь глубокие тени под глазами указывали на недавно пережитый недуг.

А вот я сейчас чувствовал леденящий холод, пронзающий меня с ног до головы. Казалось, что внутри живота ворочается большой кусок льда, никак не желающий таять. С благодарностью приняв глиняную кружку с обжигающим отваром, я припал к горячей жидкости, едва не обварив рот и горло, жадно делая глоток за глотком.

Метаморфоза из ледяного чудища обратно в человека прошла удачно, но не бесследно. Думаю, мне еще долго предстоит расплачиваться за недавнюю нечувствительность. А может и нет — я так толком ничего и не узнал о произошедшем со мной. И сильно надеялся почерпнуть хоть какие-нибудь знания из упрямого старого священника.

Упомянутый старый священник как раз наблюдал за моей трясучкой с живейшим любопытством. Так наблюдают за раздавленной лягушкой, никак не желающей умирать.

— Ты научился пользоваться своим даром — сухо произнес отец Флатис, начав беседу, как только Рикар тактично отошел, оставив нас наедине. Мы сидели на противоположных сторонах от костра, глядя друг на друга сквозь пламя.

— Немного.

— Совсем немного — согласился старик — Но укрепил доспехи, оружие, инструменты.

— Верно.

— С этого дня больше не используй их — сухой узловатый палец ткнул в пристроившийся рядом со стеной магический смерчик — Только то, что есть в тебе самом.

— Это еще почему? — из чистого упрямства решил я уточнить — У нас инструменты на вес золота. Надо укреплять все что есть, дабы не остаться спустя полгода с одними палками и шкурами.

— Причин две. Чем больше ты пользуешься собственным запасом сил, тем быстрее эта сила будет восстанавливаться после исчерпания. Не привыкай к дармовому изобилию вокруг.

— А вторая?

— Этот запас нужен мне — коротко ответил отец Флатис — Я боевой огненный маг, как ты уже понял. И в случае чего, в случае нападения на поселение, что ты предпочтешь? Небьющуюся кружку в своих руках или дополнительный удар огнем по врагу?

— Я понял — после крохотной паузы кивнул я — К смерчам не притронусь.

— Мудрое решение. Пусть они продолжают плясать и расти. Я и сам воспользуюсь ими лишь в самом крайнем случае, когда исчерпаю собственный запас сил до конца.

— Кстати насчет магического дара… как же это он пробудился, отче?

— Он и не засыпал.

— Я про печать. Ведь якобы, много лет назад, дар был навсегда запечатан.

— Не был — глухо отозвался священник — Но это касается лишь меня одного, Корис. То дела давно уж минувших дней. Горьких и страшных для меня дней. Скажу лишь одно — каждый раз как с моих рук срывается огонь, я вспоминаю дни, когда пережил страшное и почти непереносимое горе. Лишь вера в Создателя и молитвы ему удержали меня от самосожжения.

— Хорошо — вновь помедлил я с ответом, но все же принял доводы священника — Это и правда, не мое дело. Хотя и у нас были времена, когда магическая подмога не оказалась бы лишней. Но каждый решает сам, что за вклад он сделает в битву. И сейчас я хочу поговорить не о магии, а о том костяном кинжале, что спрятан в этой неказистой сумке.

— Он…

— Погодите, отче — приподнял я ладонь в останавливающем жесте — Я не договорил. Костяной кинжал Тариса должен быть уничтожен. И это истина, которую мы понимаем оба. Но по неизвестной для меня причине, он до сих пор лежит в сумке и явно никто не собирается его уничтожать. Так вот, отец Флатис, прямо сейчас я хочу услышать очень вескую причину, по которой его следует пока оставить в сумке. Очень вескую причину! Настолько вескую, чтобы я сразу и не раздумывая согласился с ее разумностью. Не надо мне твердить про какие-то несущественные мелочи, не надо ссылаться на неисповедимость путей Церкви и тому подобную ерунду. Потому что я знаю только одну истину, о которой много раз слышал и которую имел несчастье видеть собственными глазами — этот проклятый кинжал воздействует на разум, порабощая его, беря под свой контроль. И что же я вижу сейчас? Я вижу нечто очень странное — опытный и крайне ненавидящий все темное священник из ордена Искореняющих Ересь сидит себе спокойненько у костерка и даже не думает приступать к уничтожению древнего некромантского артефакта.

— Уж не думаешь ли ты, что эта костяная мерзость поработила мой разум?

— А почему бы мне так не думать? — вопросом на вопрос ответил я, проговаривая слова нарочито мирным тоном — Искореняющий Ересь не пытается изничтожить тьму. Тут есть над чем задуматься. Я жду ответа, святой отец. Прямо сейчас. И ответа не уклончивого как всегда, а прямого и четкого.

— А если я не отвечу?

— Либо ответите, либо мы померяемся силами прямо сейчас — небрежно пожал я плечами, отхлебывая еще один глоток травяного отвара — Я уже говорил и повторю еще раз — здесь только один хозяин. И это я. До тех пор, пока я жив, в этом поселении все будет так как я сказал. Таков уж мой характер. И это не я принес в ваш дом ужасную темную мерзость. Все наоборот. И только по моей доброте душевной, мы все еще разговариваем, святой отец, а ни силушками меряемся.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке