Грозный отшельник

Тема

---------------------------------------------

М. Алазанцев

— Саиб, великий русский господин, который обладает волшебной кистью и чудесными пестрыми красками, хочет непременно отправиться в джунгли?

— Да. А что?

— Саиб хочет посетить развалины древнего храма раджей Баккани, где появляются страшные призраки?

— Ну, да. В призраки я не верю.

— Предупреждаю саиба: ходить в развалины древнего храма раджей Баккани не следует.

— Но я начал писать там чудесный этюд и не успокоюсь, покуда не закончу работу.

— Да будет исполнена воля господина моего. Но тогда по крайней мере пусть саиб берет с собой людей, которые, будучи храбры, как львы, и могучи, как тигры, не допустят ни единому волосу пасть с головы саиба. Мой племянник, Муззаффар, может за один пиастр в день командовать конвоем саиба. О, он такой храбрый, этот Муззаффар! Ну и, кроме него, саибу придется взять с собой еще пять или шесть головорезов из нашей деревни. Но им можно дать по полпиастра. Только Муззаффару, потому что он, во-первых, мой родной племянник, сын моей покойной сестры Аэши, а, во-вторых, храбрый, невероятно храбрый человек, надо дать целый пиастр, дорогой саиб. Но это же дешево, право, невероятно дешево!

— Ну, ладно. Мне нужно всего два или три сеанса в развалинах. Плачу по пяти пиастров от сеанса. Довольно?

— Саиб щедр и великодушен, как сам Низам Гайдебарата. Рука дающего не оскудеет, и дни щедрого будут, как песок морской, а потомство его, как звезды небесные. Твой раб ждет твоих распоряжений.

Такой разговор происходил как-то между мной, забравшимся в дебри Индии русским художником, и местным представителем власти «муффетаром», или старшиной, полумусульманского и полубуддийского поселка Букки-Алер в недрах джунглей, простодушно-глуповатым, а в общем очень симпатичным Мустафой, тучным мусульманином, красившим хной свою окладистую бороду.

Разговор этот привел к известному соглашению. Я получил «почетный конвой», состоявший из полудесятка вооруженных дубинами и заржавленными саблями обитателей деревушки под командой «непобедимого» Муззаффара.

Разумеется, я не придавал ни малейшего значения толкам индусов о возможности встретиться в развалинах древнего храма Баккани с каким-либо привидением: в Индии, этой стране чудес и сказок, нет ни единого местечка, нет развалин, где бы, по уверениям индусов, не водились привидения, да еще из самых страшных, которых только может придумать необузданная фантазия восточного человека. Но мне как-то не везло: привидения, словно сознательно, уклонялись от всякой встречи со мной. Но, с другой стороны, в джунглях опасность стережет человека на каждом шагу: в густой траве ползают змеи, под камнями водятся в неисчислимом множестве скорпионы и ядовитые стоножки, в зарослях прячется кровожадная пантера, а то и сам властелин джунглей — королевский тигр. При таких условиях одиночество не всегда удобно. Положим, на «львиную храбрость» и на «неустрашимость» моего конвоя я полагаться не мог, но все лее присутствие людей до известной степени обеспечивало на время работы хоть от неожиданного нападения какой-нибудь ядовитой или свирепой гадины.

В то же утро мы торжественно отправились в развалины древнего храма раджей Баккани.

Не могу сказать определенно, к какой именно эпохе относилось сооружение этого храма, который теперь представляет собою просто груду развалин. Но меня, как художника, интересовала не археологическая ценность развалин, а исключительно их поразительная живописность.

Представьте себе огромную площадь, наполовину покрытую болотными озерами с пышной тропической растительностью.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке