Кар

Тема

Каждый прожитый день — победа.

Максим

В прихожей доктор снял верхнюю одежду, аккуратно поставил ботинки, с прилипшим снегом на подошве, и надел тапочки, предложенные взволнованной хозяйкой.

— Где больной? — спросил доктор, протирая стекла очков от покрывшейся влаги.

— Идите за мной, — сказала женщина. — Почему так долго?

— Много снега, дальняя дорога, — оправдывался доктор.

В одной из комнат, мимо которой шел доктор, заблестела пара глаз. Детишки с любопытством и тревогой поглядывали на доктора.

В комнате было темно. Доктор сел на табурет, рядом со столом, и положил небольшой докторский чемоданчик с красным крестом на стол. У стены, скрываемой мрачными тенями, находилась кровать. На ней лежал больной.

— Откройте шторы, — скомандовал доктор, — и форточку тоже. Застоявшийся воздух.

Женщина потянулась к окну. Густые тени уползли в стороны и попрятались за немногочисленной мебелью.

— Ну вот, уже лучше, больному нужен кислород, — сказал доктор, раскрывая чемоданчик. Он вынул тетрадь и несколько листов бумаги. Затем подошел к кровати и посмотрел на больного.

Женщина с тревожными глазами глядела на доктора и хотела что-то сказать, но не решалась.

— Как зовут больного? — спросил доктор.

— Архипенков Максим, — выстрелила женщина.

Доктор оглядел лицо рыжеволосого мальчика, исхудалые и впалые щеки, синяки под глазами, желтоватые оттенки кожи. Мальчик прерывисто дышал и слегка вздрагивал.

Доктор достал из чемоданчика аппарат для прослушивания дыхания и определения давления. Затем приподнял гольфик на мальчике и начал слушать. Тяжело вздохнув, он проверил давление. Потом взял тетрадь и сделал запись.

— Сколько лет?

— Мне? — переспросила женщина.

— Нет, сыну.

— Ему двенадцать исполнилось, — ответила женщина, теребя руки от волнения. — Он не сын мне, — тихо добавила она.

— Усыновленный? — спросил доктор.

— Нет. Он племянник моего мужа.

— А где родители мальчика?

— Я не знаю, где их черт носит, — проговорила она почти в повышенном тоне.

Доктор повернулся в ее сторону.

— Семья мальчика проживает с вами? — спросил доктор.

— Прописаны, но здесь их, как правило, не бывает. Они то уезжают, то являются на несколько недель.

— А мальчик все время здесь находится?

— Только последние полгода, — ответила женщина. — Родители всегда с ним уезжали, но он заболел и поэтому они его оставили. Должны были вернуться три месяца назад.

— И что? — спросил доктор, что-то записывая.

— Нет никаких вестей. Они геологи. Постоянно в экспедициях пропадают, а мальчику нужно учиться, поэтому они его здесь оставляли, а сами…

— Понятно. Скажите, ваш муж есть дома?

— Нет, он на работе. Он позвонил в скорую, чтобы вас вызвать и отправился на работу. Я сама могу сделать, что необходимо.

— Завтра выходной. Он смог бы приехать в больницу?

— Да, конечно. А что с Максимом? Ночью у него был приступ, он жутко орал. Детей разбудил.

— У вас двое детей?

— Да, вы их видели, — ответила женщина.

— Максима мы заберем в больницу. Ему нужно обследование, — произнес доктор.

— Что у него? — тревожно спросила женщина.

— Пока не знаю? Нужно обследование. Здесь он находиться не может. Приступ у него прошел. Как часто это происходило с ним.

— Вообще-то первый раз, — сказала женщина и с беспокойством поглядела на мальчика. — Ну, он жаловался на головные боли. Несколько раз рвал. Но потом все проходило. Я думала, что это временно, может, съел чего-то. А когда у него появилась температура…

— Сколько градусов? — перебил доктор.

— Тридцать девять. Я хотела скорую вызывать, но на утро все прошло. Я перевела его в эту комнату. Раньше он спал в одной комнате с моими детьми. Я опасаюсь.

— Понятно. Вы перевели детей, чтобы они не заразились.

— Да, ну, конечно, вы же понимаете, если они…

— Почему же вы сразу врача не вызвали?

— Потому что все прошло. Максим даже ходить начал. А потом вновь лег. «Слабость», — говорит.

— Вы запустили его болезнь.

— Но, я же не знала, что все так будет, — оправдывалась женщина.

— Соберите его вещи, ему понадобятся в больнице, и пусть ваш муж приедет завтра, коль родителей нет. Он его родственник все-таки. А другие родственники имеются?

— Ну, вообще-то, да. Его дед. Но он живет в Тайге. Далеко. Мы ему месяц назад письмо отправили. Может, приедет.

На следующий день дядя мальчика прибыл в городскую больницу. Главврача не было в кабинете и ему пришлось несколько часов простоять в приемной. В очереди стояли четверо посетителей. Дядя Максима был четвертым. Появился главврач и вместе с женщиной, стоящей в очереди первой, исчез за дверью. Прошло еще минут пятьдесят, пока не настала очередь дяди Максима.

Доктор сидел за столом и что-то писал.

— Вы заходите и присаживайтесь, — сказал доктор, не отрываясь от записей.

Спустя несколько минут, он приподнял голову и отложил испещренные каракулями листы.

— Рассказывайте, что у вас? — спросил главврач.

— Я, дядя Максима Архипенкова. Мне в приемной в регистратуре сообщили, что я должен подойти к вам.

— Ах, да, — задумчиво ответил доктор. — Ночью мальчика доставили к нам. Он живет далеко в поселке. Долго наша группа ехала. Много снега на улице. Еще держится. Сейчас должны принести анализы. — Он взял трубку телефона и набрал внутренний номер. — Ну, кто там. А, это ты. У тебя должны быть анализы Архипенкова Максима, его ночью доставили к нам. Дежурный врач… Да, да понял. — Доктор положил трубку и порылся в бумагах, лежащих на столе. — Вот они. Не заметил.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке