Пятнистый

Тема

(черновик )

   Считать живым

   Стыдно чувствовать себя слепым котёнком, но именно так я себя и ощущал. Чернота, невесомость, тишина. Время остановилось. Ни мыслей, ни чувств, ничего. Правда была какая-то странная уверенность, что я - это я, и всё ещё жив. Но какая может быть жизнь в черноте, в которой ничего не происходит?

   Потом во тьму, окружавшую меня, стала проникать непонятная серая муть, идущая непонятно откуда, появились тихие, едва уловимые звуки. Ничего конкретного, но эта серость каким-то образом была связана с чувством сытости, которое иногда у меня появлялось. Потом я даже начал улавливать смену дня и ночи, и наконец я смог немного открыть левый глаз. Долго пытаясь понять - что же я вижу перед собой.

   Вроде бы пятно чуть более светлой серости - маленькое окошко, затянутое мутной плёнкой. Света было чуть-чуть, но вроде рядом с окном какая-то фигура. Я долго всматривался, но так ничего и не понял - всё виделось как через мутное грязное стекло. Неожиданно фигура поднялась, неторопливо двинулась ко мне и замерла. Постепенно я смог разглядеть детали - откровенная ведьма, какими их часто рисуют на картинках. Патлатые седые волосы, сморщенное лицо. Ведьма тоже внимательно всматривалась в меня, затем удовлетворенно хмыкнула.

   -Ты всё-таки не сдох! Теперь любой скажет, что Раклина - великая целительница!

   Старуха ушла куда-то вбок, но вскоре вернулась с дымящейся трубкой. Затянувшись несколько раз, самодовольно улыбнулась, но сразу стала серьёзной.

   -Честно говоря, - доверительно сказала она - совершенно не думала, что ты столько протянешь, а что и на поправку пойдешь - вообще чудо!

   Видимо, я как-то проявил себя, потому что старуха вдруг начала просвещать меня:

   -Наши мужики нашли тебя совершенно случайно, примерно месяц назад. Возвращались с поля, и вдруг заметили в стороне от дороги что-то дымящееся. Как раз был сбор урожая, и пожар мог наделать много бед. Вот они и пошли проверить в чем дело. Там тебя и нашли посреди круга выжженной земли. Мужики сначала даже не поняли что нашли - земля аж спеклась, но даже маленькой головешки нигде не было. А посредине... кусок обгорелого мяса. Это уж потом разобрались, что ты вроде как человек, а в первый момент от вони горелого мяса и твоего вида почти все мужики проблевались. Да и было от чего - похоже, у тебя со спины содрали кожу, а потом бросили в огромный костер. Хороший такой кусок обгорелого мяса получился. По слухам, наш господин тоже не брезгует такими развлечениями, но он свои тайны закапывает в глубоких подземельях. А что бы вот так, выбросить посреди поля почти у самой деревни? Сначала мужики блевали, потом подумали и испугались - а вдруг на них подумают? Бандиты и у нас пошаливают, но чтобы такое творить? А кто ещё остается? Только наша деревня. Вот и решили они тебя к нашему кладбищу оттащить, да и прикопать потихоньку (не поганить же поле). Вот, значит, взяли они несколько палок, подсунули под тебя (касаться твоего тела никто не рискнул) и приволокли на кладбище. В ямку подходящую положили, а ты тут возьми да застони. Ну, они же не звери, не стали живьем закапывать. Пришли на другой день, а ты всё ещё дышишь! К вечеру уже сам староста пришел, а ты всё равно дышишь! Вот тогда-то и меня позвали посмотреть. А чего там смотреть? И так видно - не жилец. Но старосте любопытно стало, почему ты всё ещё живой, и велел отнести тебя ко мне в сарайку, да ухаживать как следует. Да ещё и продуктов корзинку выделил тебе на пропитание. А чего там ухаживать, если у тебя вся кожа сожжена, а местами и мясо прогорело? А где не спеклось, и сукровица с гноем текли, так там листья опавшие приклеились не хуже повязки. Я даже трогать и обмывать ничего не стала. Подождала ещё день, а ты всё равно умирать не хочешь. Пришлось уж тогда хотя бы покормить. Голову у тебя вбок заклинило, так что прорезала в щеке дырку (тебе всё равно было) да и стала заливать через рожок настои всякие. Уж сколько я на тебя трав извела - представить страшно! В какой день бывало, чуть не ведро настоев в тебя вливала, а всё как в песок. Ты даже под себя ни разу не сходил. То ли потом исходило, то ли в тебе крови и прочих жидкостей стало совсем мало, но под себя ты ни разу так и не сходил - снова повторила старуха - Пришлось даже начать тебя кормить - настои - это хорошо, но надо ведь и мясо хоть немного нарастить.

   Видимо, как-то заметив, что я её уже не слушаю, чуть сердито бросила:

   -Ладно, спи, ещё успеем наговориться - ведьма снова затянулась, и пробубнила под нос - А вот за лечение теперь точно надо брать в два раза больше!

   Снова провал в темноту.

   Когда смог открыть глаз в следующий раз, старуха снова была рядом.

   -Ну, если уже второй раз за день открыл глаз, да ещё и шеей хоть немного начал ворочать, придется и в самом деле заняться тобой.

   Зажгла лучину и зачем-то несколько раз провела в пламени лезвием небольшого ножа, формой напоминающий грубый скальпель. Наклонившись надо мной, пояснила:

   -Сейчас я попробую разделить твои губы. По-хорошему бы надо подождать, пока раны хоть немного заживут, появится новая кожа, но может так будет даже и лучше. Один раз разрежем, а потом пусть заживает. Не знаю, что у меня получится, но красавчиком ты теперь уже никогда не будешь. А раз кормить тебя теперь придётся много, то уж лучше через рот, чем...

   Старуха что-то делала, я видел её руки у своего лица, но совершенно ничего не чувствовал, разве что через некоторое время во рту появился вкус крови.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке