Двуединый (3 стр.)

Тема

   - Высокородная, - я совершил церемониальный поклон. - Не соблаговолите ли Вы потратить на меня несколько минут Вашего драгоценного времени?

   - Конечно, конечно, - женщина захихикала, прикрывая рот ладонью. Интересно, что в стандартном обращении к благородной вызвало ее смех? Возможно, применяемые мной нормы этикета архаичны или неуместны?

   - Не могли бы Вы указать дорогу к ректорату. Или хотя бы подсказать, кто может меня проводить, - я рискнул отбросить нормы классического этикета и перейти к обычной разговорной речи.

   - Я тебя провожу. Нехорошо отказывать такому любезному юноше, - она широко улыбнулась.

   - Примите мою искреннюю благодарность. Я готов идти по следам Ваших ступней, - черт, опять сорвался на этикет. Ну что же в нем такого смешного?

   Женщина, буквально давясь от смеха, только махнула рукой, зовя меня за собой. Некоторое время мы шли молча. Она пыталась унять смех, а я выжидал удобного момента, перебирая возможные темы для разговора. Выбрать оказалось неожиданно сложно. Не то, чтобы я не знал, о чем можно заговорить с женщиной. Разговорные уроки мне преподавались наравне с прочими. Беда была в том, что они внезапно попали под сомнение, так же как и уроки этикета или закона. Я мог опять сказать какую-нибудь глупость и даже не понять этого. К счастью моя спутница заговорила первой.

   - Ты ведь не местный, да? - она улыбалась, глядя на меня.

   - Да, - вздохнул я. - Если честно я совсем не представляю как себя вести. Кажется уроки, которые мне преподавали, не подходят для общения.

   - Это уж точно, - она снова хихикнула. - Так, как ты, ко мне не обращались даже на официальных мероприятиях академии.

   - Извините, - пробормотал я.

   - Да ничего, это было забавно.

   - А Вы не могли бы рассказать об академии, - решился я, пока разговор не зациклился на одних моих ошибках. - Я имею в виду неофициальную информацию. То, что пишут в газетах и информационных листках я читал.

   - Могла бы. Только что конкретно тебя интересует, а то история академии входит в курс общей истории империи и отнимает много часов времени.

   - Ну, меня в основном интересует общая форма общения. Мне не хотелось бы вызывать смех окружающих каждой фразой.

   - Это совсем просто. Нужно говорить как мы с тобой сейчас. В академии не приветствуется низкопоклонничество и разделение по статусам. Официально, - она немного помрачнела.

   - А неофициально?

   - А неофициально я советую тебе особо не общаться вне своей социальной группы. В академии множество Ло, считающих себя центром вселенной. Они не смогут сделать тебе какую-нибудь пакость открыто, но академия не занимается слежкой за тем, как курсанты проводят свое свободное время. И всегда находится кто-то, желающий отомстить за недостаточно почтительное поведение нижестоящего. Кроме того здесь обучается несколько Ли, а у них высокомерие в крови. Вот они уже способны доставить более серьезные неприятности, особенно если их цель первокурсник.

   - Эти люди вредят Вам? - образ академии, описываемый этой наставницей, сильно отличался от того, который рисовался в моей голове до этого. Видимо сегодня день, когда все мои представления о действительности переворачиваются с ног на голову.

   - Конечно же, нет. Чтобы доставить неприятности наставнику этим студентам придется приложить достаточно серьезные усилия. Такое случается лишь если преподаватель сам допустит грубейшее нарушение. Но курсанты менее защищены, поэтому я бы рекомендовала не нарываться.

   - А почему это происходит? - поинтересовался я. Мне как-то иначе представлялась имперская аристократия.

   - Потому что им позволяют, почему же еще, - женщина в раздражении взмахнула рукой. - Если на территории академии ректор Калас еще может как-то пытаться насаждать свои правила, то за ее стенами все возвращается на круги своя. У всех этих высокомерных мальчишек там, за стенами, полно примеров для подражания. Возьмем, к примеру, великого и непревзойденного Александро Гнеца. Как главнокомандующий он возможно и хорош, хотя и не мне об этом судить. Но вот как образец поведения явно оставляет желать лучшего. Высокомерие, презрительное отношение ко всем, кто ниже него по статусу, то есть ко всем вообще, за исключением Императора, и ожидание того, что каждый будет готов выполнять его приказы, рискуя собственной жизнью. Что мы при этом можем ждать от молодежи, если предоставили ей такого кумира, - она выдохнула воздух сквозь сжатые зубы, успокаиваясь.

   Я молчал, обдумывая описанную картину со всех сторон. Надо будет потом пересказать это описание отца Марианне. Пусть посмеется. Сестра, как и мама, всегда могла добиться от отца того, чего хотела. С другой стороны такой отец больше вписывался в роль главы дома и имперского главнокомандующего. И неважно, что я привык думать о нем иначе.

   - А вот там располагаются малые полигоны, - я моргнул, внезапно поняв, что слишком задумался, а моя спутница уже давно пришла в себя и устраивает мне невольную экскурсию. - Там курсанты отрабатывают действие собственных заклинаний. Для работы с боевыми артефактами существуют большие полигоны, но они располагаются за городом.

   - А разве работа с заклинаниями не опасна? Может ее стоило тоже вынести за городскую черту, - ляпнул я, лишь затем, чтобы показать, как внимательно слушаю.

   - Ну что ты, - она покровительственно улыбнулась. - Мощности личных заклинаний, без использования накопителей, недостаточно чтобы пробить установленную на этих полигонах защиту. А за безопасностью курсантов здесь следить значительно проще. Лазарет ближе.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке

Популярные книги автора