Не бойся перемен (2 стр.)

Тема

О работе. В фирме я работаю со дня ее основания. Ранее основной наш состав входил в большой производственный комплекс, выпускающий что-то там для военной промышленности. Но с началом перестройки все стало быстро разваливаться, зарплата катастрофически упала (да и выплачивали ее редко). Поэтому наши ребята решили создать собственную фирму и пригласили меня к себе бухгалтером. Опыт у меня был, т.к. почти 6 лет я проработала в централизованной бухгалтерии заводоуправления.

Бухгалтером я стала по незнанию. Поступала в институт народного хозяйства, чтобы стать экономистом, как мама и бабушка. И в дипломе у меня написано, что я экономист. А распределение получила на бухгалтерскую должность. 

А теперь скажите, что собой представляет коллектив женщин в бухгалтерии? Правильно - террариум; и в этой «нежной» обстановке ты становишься объектом пристального внимания. Здесь все обсуждается: твоя одежда, макияж, фигура, мозги (часто – их отсутствие), даже принесенный из дому бутерброд. И как бы ты не старалась оградить себя от склок, сплетен и зависти, все равно, рано или поздно, таки станешь змеей. Потому что надо хотя бы изредка отплевываться от любимого коллектива, и желательно ядом.

Мой нынешний вид (или как сейчас говорят – имидж) – это результат кропотливой шестилетней работы коллектива, где средний возраст составлял 50 лет, и где я, молодая девушка, критиковалась по-матерински нежно, но беспощадно. А ссориться из-за внешнего вида с толпой ревнивых женщин – неблагодарное занятие. Быстро поняв это, я сочла нужным «состариться» и стать невидимой на общем фоне.

Так и получилось, что 6 лет работы в пожилом коллективе сделали свое «черное» дело. Я превратилась в то, чем являюсь сейчас и мне сложно отказаться от своей защитной оболочки.

Поэтому решение перейти на новую работу стало для меня началом новой жизни.

Как же я ошибалась!

Мне сейчас даже смешно вспоминать, до чего же я была наивной дурой.

Я честно хотела измениться и перестать выглядеть старой девой, но мне не дали такой возможности. Мои мальчики-начальники нахватались кредитов в банках и ну тратить их на личные нужды! А что кредит нужно возвращать и не думали. Я просила, ругалась, доказывала, что так нельзя, но никто меня не желал слушать. Конечно, часть денег пустили в производство, но к тому времени, когда пришел срок делать первый взнос в банк, денег не хватило.

А теперь угадайте с трех раз, кого во всем обвинили?

Правильно, меня! Слава богу, я не подавала подпись в банк, что освобождало меня от ответственности. Но ежедневно выслушивать лицемерные стенания, что это я во всем виновата, уже не было сил. Деньги в итоге таки нашлись, но остатки терпения я потеряла. И однажды сорвалась: устроила «разбор полетов», высказала все, что накипело, орала так, что слышал весь офис. После этого оставалось только уйти.

Дома я несколько раз прокручивала создавшуюся ситуацию и пришла к выводу, что другого пути не было. У меня высокий барьер терпения, но глупость и фальшь легко через него перепрыгивают.

Я немного пометалась по квартире, выкурила за ночь пачку сигарет, а на следующий день вернулась на фирму и написала заявление об уходе.

Меня отпустили!

Позже я поняла, что должна поблагодарить гонор моих начальников, которые сильно оскорбились из-за моего скандала. И даже расплатились за последний месяц, лишь бы расстаться со мной поскорее.

Чтобы закрепить разрыв, я уехала на три недели в санаторий, благо у родителей на работе «горела» путевка. Был март, в Крыму шли дожди, море штормило, и мне хотелось плакать над бессмыслицей собственного существования. А тут еще и панкреатит о себе напомнил. Вот я и лечилась: сидела на диете, валялась в постели с любовными романами и скучала, скучала, скучала.

Но и это было неплохо. По крайней мере, лучше, чем прошедший годовой отчет и рожи моих начальников.

А когда я вернулась из санатория, мама рассказала, что уже устала отбиваться от звонков моих бывших коллег. Все хотели жаловаться и плакаться в жилетку. Оказалось, что после моего ухода бразды правления в бухгалтерии и самой фирме взяла в руки жена главного шефа. Для этого ей хватило среднего образования, двухмесячных бухгалтерских курсов и 10 лет работы продавщицей.

Спаси нас, Господи, от таких начальников!

А дальше, как в плохой пьесе – сами можете представить. Это были бесконечные склоки, угрозы и скандалы. Один раз даже дошло до драки, правда, между самим шефом и его женой. Она победила.

Но мне это было уже не интересно.

Вскоре моя депрессия растаяла, как снег за окном. Период жалости к себе закончился, и я занялась домом. Перемыла окна и двери, перестирала шторы, вычистила ковры, натерла мебель. А потом, с чувством выполненного долга, села вязать себе джемпер. В душе поселилось удовлетворение и уверенность, что моя непонятная ситуация сама разрешиться, надо только еще немного подождать.

Я и ждала. Как Марья-царевна сидела у окна и вязала, или ходила по квартире, не зная к чему еще «придраться». Потому что нет предела совершенству, а мне в доме хотелось именно этого. Люся называла такое состояние дурью.

- Мать, - говорила она, - если тебе нечего делать, приходи ко мне. И хоть я недавно ремонт сделала, но для подруги ничего не жалко. Только оставь в покое свою квартиру, очень тебя прошу.

Квартира мне осталась после бабушки, маминой мамы. Она тогда работала начальником отдела в министерстве строительства, домой приходила поздно, уставшая. Мои родители, первые несколько лет жили с ней и отлично ладили, но когда родилась я, спокойная бабушкина жизнь закончилась. Она любила меня, но отдохнуть после министерского прессинга и посидеть в тишине стало сложно. И тут неожиданно соседи предложили купить их однокомнатную квартиру в соседнем доме. Бабушка не раздумывала. Все накопленное и отложенное на «черный» день пригодилось.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке

Популярные книги автора