По ту сторону границы

Тема

Вдох — выдох. Плавным движением руки отпускаю тетиву. Стрела добирается до хрупкой плоти и приносит смерть. Рядом со мной охает Ренир: вражеская стрела пробила грудь. Тяжелые арбалеты! Я стою на месте, стараюсь сохранить ровное дыхание: паника до добра не доведет.

Наконец лорд Ангустер приказывает щитникам прикрыть дальнобоев. Из‑за щита стрелять неудобно, но и стрелы противника теперь не так страшны: они застревают в плотной массе щита, не достигая своей цели.

Струйки пота скользят по разгорячённой коже лба, руки ноют от перенапряжения, своих ног уже давно не чувствую. Раз за разом посылаю острую смерть в ряды противника. Еще чуть — чуть, несколько ударов сердца, и в схватку вступят мечники. Где же этот обещанный маг и откуда у Лорда Воера тяжелые арбалеты?

Я стараюсь абстрагироваться от своих чувств, загнать страх в самые потаенные уголки сознания, слушаю удары сердца и считаю. Интересно, сколько времени уже прошло с начала боя? Мне кажется, что этот день, этот бой длятся целую вечность. Кругом кричат разгоряченные битвой войны, стонут раненные, поет оружие, призывно завывают военные рожки. Леденящий ветер несет мерзкий запах крови, разлитой на безымянном по — осеннему унылом поле. Солнце, спрятанное за низкими белесыми облаками, отказывается смотреть на жестокий беспредел, устроенный людьми. Смерть получит шикарную жатву: спасибо Лордам, не поделившим маленькое княжество, затерявшееся среди гор и лесов.

Резко начало темнеть, запахло озоном, ветер подхватил свежий запах магии, разнося по полю. Лорд Ангустер презрительно скривил тонкие, аристократические губы. Видимо, маг соизволил прибыть. Как же во время, ибо мечники уже схлестнулись с противником и лучники больше не могли посылать град из стрел, не задев своих.

Исход битвы был предрешен. Армия Ангустера была больше и лучше подготовлена, к тому же лорд обладал магической поддержкой. Только вот месяц назад придворного мага отозвал Совет в Иссидию, ослушаться он не мог, несмотря на то, что план захвата северных территорий готовился несколько лет. С тех пор как княжество Сивирское осталось без правителя при довольно странных, надо признаться, обстоятельствах. Говорили, что всю княжескую семью похитили. Только вот как это могло случиться, никто не знает. Из прекрасно охраняемого замка пропали князь, княгиня и их сын.

Княжеский советник даже не пытался захватить власть, слишком был напуган. А вот соседи с удовольствием позарились на такой лакомый кусок. Маленькое княжество единственное на этих холодных, северных землях имело выход к морю. Остальные подступы были наглухо закрыты отвесными скалами. С одной стороны и враг с моря не зайдет, с другой отсутствие порта напрочь отметало возможность морской торговли. Поэтому, как только стало известно о пропаже правящей семьи, два ближайших соседа развязали войну за владение богатой, но небольшой страной. Бои длились с марта, когда только сошел снег — а в этом году весна пришла удивительно рано. Обе стороны старались завладеть княжеством до наступления зимы, которая в этих краях приходит уже в октябре.

И вот теперь лорд Ангустер смог расширить свои владения. Он восседал в богато отделанной зале Сивирского замка и выслушивал бывшего княжеского советника. Армия быстро заполонила город, расквартировавшись в приглянувшихся домах. На нас смотрели с недоверием и опаской. Но мы не задирали местных. Это не была побежденная сторона, некоторые из горожан и вовсе сражались в рядах нашей армии. Никому не хотелось попасть под гнет лорда Воера — жестокого тирана, нещадно душащего налогами свою и без того небогатую страну.

Вечером я сидела у постели Ренира. Он потерял слишком много крови, пока ему смогли помочь армейские лекари. Лицо друга было белым, словно вершины лелеемой всеми северянами Котриярна, и я чувствовала, что смерть уже держит старого лучника за руку. Ренир — единственный человек, который по — доброму относился к любовнице Лорда Ангустера. Ко мне. Он не презирал и не сторонился меня, даже не касался в разговоре этого вопроса, всегда по — отечески опекал, помогал делом и советом. Единственный на кого могла положиться и кому доверяла.

На вид ему было лет пятьдесят, волевое лицо, длинный нос с горбинкой, тонкие губы, затерявшиеся в седых усах и бороде, длинные седые волосы, собранные в косичку по обычаю северных племен. Яркие серые глаза теперь потухли и помутнели. Высокий лоб покрылся испариной. Некогда могучее тело, теперь лежало безвольно на столе харчевни, превращенной в госпиталь.

— Черри, тебя лорд зовет, — проговорила Салития, преданный телохранитель нашего правителя. Его страсть к опасным и красивым женщинам была известна всем.

— Иду, — я даже не посмотрела на Салли, мой взгляд был прикован к бледному лицу Ренира, такого мудрого, сильного, полного жизни еще утром этого отвратительного дня.

Кажется, или он перестал дышать? Салли взяла меня за плечи. Попытка вырваться из цепких объятий не увенчалась успехом: телохранительница была гораздо сильнее меня.

— Пойдем, Лорд не любит ждать.

Я не плакала, больше не могла плакать, лишь в груди расползалась холодная пустота, казалось сердце перестало биться. Моего доброго друга больше нет. Я теперь совсем одна. Протянула руку к стене и вцепилась в свой лук, своего любимого малыша и нежно прижала его к груди: «Один ты у меня остался».

— Совсем сбрендила, — вздохнула телохранительница и потащила меня за руку к выходу. Сопротивляться было бесполезно, словно безжалостная стихия подхватила и понесла меня, в нужном только ей направлении.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке