Искатели прошлого (2 стр.)

Тема

Залман побрел к автостоянке, петляя по дворам, чтобы срезать путь. Здесь все было так себе, неразбериха деревьев и путаница веревок с бельем, никаких розариев и мраморных скамеек. Почему такой разительный контраст? Однажды он сказал об этом Сандре, та фыркнула и что-то объяснила, но он уже забыл ее ответ, как много чего забывал.

Женский голос повторял с умоляющей интонацией: "Барсик, Барсик, Барсик…" Когда Залман свернул в этот двор, пожилая особа в линялом халате с оборками прервала свои причитания и обрадовано окликнула:

— Здравствуйте, господин Ниртахо! Котик-то мой опять вон куда залез и вниз нейдет! Пожалуйста, снимите Барсика, это же для вас пять минут, а я вам завтра пирожков принесу…

Рыжий кот — едва заметное пятнышко — сидел на верхушке тополя, вымахавшего выше семиэтажных домов. Залман не мог отказать, если его о чем-нибудь по-хорошему просили. Поставив сумку на разбитые плитки дорожки, он вскарабкался наверх, отодрал котенка от дерева, сунул за пазуху и так же ловко спустился вниз. Все это заняло меньше пяти минут.

Всезнающая Сандра утверждала, что он родился и вырос в Лесу, на крохотном островке, затерянном посреди заболоченной чащобы, и жил там до девятнадцати лет, пока его и троих стариков не снял оттуда проходивший мимо караван Трансматериковой компании, и потом его сразу приняли в Трансматериковую следопытом. Возможно, так и было. Во всяком случае, компания регулярно выплачивала Залману Ниртахо небольшую пенсию — значит, когда-то он действительно там работал.

Котенок успел-таки полоснуть его по руке. Залман это заметил, когда сел за руль. Обрамленная пыльными тополями асфальтовая дорога шла под уклон, потом сделала крутой поворот — и вынесла машину прямо к супермаркету Никеса.

Прорезанный белыми лестницами склон обрыва был покрыт дерном, посаженные там цветы образовали на ярко-зеленом фоне две громадные буквы: АЯ — инициалы Александры Янари, Летней Властительницы Долгой Земли. Выше, над склоном, обшарпанным блекло-желтым миражом высился дом, в котором Залман жил.

Как всегда, в такой близости от "Изобилия-Никес" его охватило предчувствие катастрофы. И проскочить поскорее не удалось — на дороге затор. Одни подъезжают, другие отъезжают, да еще снуют пешеходы, и над этой толкотней разносится речевка, выкрикиваемая звонкими голосами:

Проснулся утром, поел, умылся,

Зарядку сделал, в книги зарылся…

Повествовательная интонация переходит в негодующе-вопросительную, почти грозную:

А фирме будет какой навар?

И после — отметая любые возражения, непреклонно и бодро:

Продай услугу, продай товар!

По словам Сандры, Никес метил ни больше, ни меньше, как в Осенние Властители, и загодя начал готовиться к предвыборной кампании. Расставленные повсюду щиты гласили, что "Изобилие-Никес" — магазин народный и семейный, а еще при нем работает школа юных менеджеров, где лучшие представители подрастающего поколения развивают в себе лидерские качества. Вот они-то, юные менеджеры, и декламировали хором кошмарные стишки, выстроившись в сквере возле магазина.

— Сандра, с этим можно что-нибудь сделать? — спросил однажды Залман. — Обложи Никеса налогами, ты ведь можешь!

— Не могу, — отрезала Сандра. — Для всего нужны законные основания. Лучше внимания не обращай.

От виршеплетства юных менеджеров Залмана коробило, однако навязчивое предчувствие катастрофы было связано вовсе не с этим.

Неказистый автомобиль пробирался по разломам города-пирога, несвежего и заплесневелого, но несмотря на это густонаселенного. Сейчас еще и туристов полно — порталы открыты и до конца лета не закроются.

Когда порталы открывались в прошлый раз, Залман побывал на Земле Изначальной, вместе с Сандрой, которая надеялась, что путешествие "приведет его в чувство". Разумеется, память Залмана за это время растеряла все подробности, но две вещи, особенно его поразившие, он помнил до сих пор. Первое — это невероятные водные пространства, ограниченные лишь горизонтом, что-то невообразимое, нереальное, как во сне. А второе — на Земле Изначальной не было Леса. Тамошние так называемые леса больше походили на одичавшие парки и не имели ничего общего с настоящим Лесом, который есть на Долгой Земле.

Дважды пришлось тормозить, избегая столкновения с туристами, норовившими кинуться под колеса.

"Хотите жить вечно? Тот, кто умирает на Долгой Земле, возрождается для новой жизни!"

Сандра говорила, что автора этой рекламы она бы собственноручно убила. Чтобы он возродился для новой жизни, если сумеет.

Многоэтажки, по большей части желтые, серые, бежевые, отличались друг от друга только рисунком потеков на штукатурке, да еще местоположением черных и фиолетовых пятен волчьего бархата, споры которого заносило ветром из Леса. Если б не эти изъяны, здания выглядели бы однообразными до оскомины.

"Все здесь сварганили наспех, с хорошим запасом прочности, но без затей, — объясняла Сандра. — Надо же было где-то расселить народ после Темной Весны. Вот Танхала была красивым городом! Не в смысле чистеньким и нарядным, а очень своеобразным, с массой неповторимых деталей. Мы там жили, ты не помнишь, а я-то все отлично помню".

Летнее солнце скрадывало тоску типовых улиц — оно заставляло сиять грязноватую штукатурку, вспыхивало во всем, что способно блестеть, вынуждало слегка жмуриться… Залман отвлекся и не заметил, как въехал в пробку — да еще в какую!

Столпотворение автомобилей, в просветах меж ними толкутся пешеходы, гвалт, ругань, а впереди, в солнечном мареве, вздымается, перекрывая улицу, какая-то беловатая гора высотой с двухэтажный дом.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке

Популярные книги автора