Пасынки страны (3 стр.)

Тема

Но вообще‑то, честно говоря, ситуация казалась какой‑то нереальной: всего пару часов назад мы безмятежно катили по шоссе и готовили организмы к принятию шашлычно–водочной смеси. И вот стоим посреди заброшенной дороги, с неработающими телефонами, рядом с кладбищем автомобилей. Прямо‑таки очередная серия Поворота не туда. Не очень то хотелось оказаться главным героем слэшера про психопатов–людоедов. Предпочитаю лёгкую комедийную эротику про флирт и безумные прогулки по ночам.

— Дай сигареты, — Вера рванула пачку из рук и одну за другой, выкурила две штуки, — всё из‑за тебя, дурака. Мог бы и настоять на своём, так нет же — словно не соображаешь, как я мало понимаю во всех этих ваших дорогах. Ладно, вот доберёмся домой…

Серёга, тоже куривший сигарету, громко хрюкнул, выкатив глаза и тут же заработал концентрированный луч ненависти. У Риты был такой вид, словно она собиралась спрятаться под машиной. Хорошо мне — уже успел привыкнуть к подобным парадоксальным изгибам женской логики и могу их игнорировать.

Ладно, я в очередной раз достал телефон и обнаружил полное отсутствие всякого присутствия. Он даже не включился — сдох, как машина. Нет, ну действительно — какая‑то аномальная зона. Сейчас из‑за деревьев покажутся фосфоресцирующие зелёные силуэты и… Да, нужно идти.

Я проверил обойму пистолета: только шесть шариков. Когда это я успел. А чёрт, с кумом…Тогда, в посадке, а потом бросил в машину и совершенно забыл. И баллон менял хрен знает когда. Ладно, в случае чего — попугаю, выглядит штуковина, как взаправдашний Макаров.

— Ветер стих, — почти прошептала Рита и прижалась к мужу, — Серёжа, мне очень страшно. Пойдёмте быстрее.

— Действительно, — Вера отбросила окурок и он покатился в траве, весело разбрасывая искры, — хватит уже Муму…Пошли, в общем.

Теперь, когда вокруг воцарилась абсолютная тишина, стало по–настоящему жутко. Деревья напоминали гигантских уродливых тварей, распростёрших лапы над нашими головами. Казалось, стоит лишь отвести от них луч фонаря и монстры тотчас набросятся на нас и начнут рвать кривыми когтями. Словно этого мало, звёзды начали, одна за другой, скрываться за тёмными облаками, словно невидимая тварь глотала светлые огоньки, стремясь погрузить весь мир в непроглядную тьму. Так скоро единственным светлым пятном останется круг от фонаря, бегущий в траве впереди нас.

Единственным?

— Где этот чёртов дом? — почти выкрикнул я, заставив остальных шарахнуться в стороны, изумлённо уставившись на меня, — он же был где‑то здесь!

— Ты никак белены обожрался, дорогой, — холодно поинтересовалась Вера, поправляя платье, собравшееся складками на бёдрах, её очередной эксклюзив из турецкой или тайваньской Франции, — хочешь, чтобы мы обосрались?

— Нет, ну правда, где? — выдохнула Маргарита и притихла.

Я повёл фонарём, но не обнаружил ничего, кроме деревьев, кустов и высокой травы. Бред какой‑то. Именно здесь, десяток минут назад, светилось крошечное окошко и тускло блестел металл ограды. Ничего. И следов не осталось. Уцелела лишь дорога.

— Глючило нас или как? — Сергей даже не пытался сопротивляться, когда его жена висла на нём, — но всех же сразу? Я, правда, слышал, такое бывает…

— Пошли отсюда! — едва не взвизгнула Вера и потащила меня за рука, — быстрее пошли. Нужно выбираться из этого проклятущего места.

Выбираться? Но если и домик, и его бородатый хозяин были всего лишь галлюцинацией — наваждением, то чего стоит указание идти прямо, до развилки? Похоже, задница, в которую мы угодили, стремительно увеличивала свою глубину. Мы, чёрт знает где, без машины, без связи, посреди этой странной ночи.

Впрочем, полкилометра — не такое уж большое расстояние, скоро станет понятно, насколько мы утратили связь с реальностью.

Внезапно объявившийся ветер, застал нас врасплох, напугав разбойничьим свистом и гулким треском ветвей. Я посветил на деревья. Сухие… Один сухостой. И кусты тоже, напоминают скелеты каких‑то крошечных животных, умерших в незапамятные времена. Даже трава под ногами с треском ломалась, стоило наступить на её высохшие стебли. Всё больше начинало казаться, будто окружающее — просто необыкновенно правдоподобный сон. В реальной жизни такого просто не может быть.

— Развилка! — радостно вскрикнул Серёга и его возглас, казалось, отразился от незримого купола, закрывшего небеса, с их непроглядными тучами. Голос товарища начал блуждать вокруг нас, словно его, на разные лады, повторяли мириады незримых созданий, скрывающихся от нас во тьме жуткой ночи.

Я не выдержал и достал из кармана пистолет. Оружие, пусть и пневматическое, придало мне уверенности и я прижал к себе дрожащую Веру. Где‑то рядом жалобно всхлипывала Маргарита и глухо матерился, нервно озирающийся Сергей. Нет — это был не сон, а настоящий кошмар.

Однако, стоило нам выбраться на перекрёсток, замеченный товарищем и все голоса разом смолкли, затаив дыхание. Ветер вновь утих и наступила тишина. Мы стояли, прижавшись друг к другу и молчали, пытаясь переварить произошедшее. Переваривалось не слишком хорошо.

— Что это было за дерьмище? — истерично спросила Вера.

— Видимо — эхо, — согласен, объяснение выходило нелепым, но другого попросту не существовало. По крайней мере, у меня. — теперь нужно определиться, куда нам дальше.

— Старик вроде сказал, что это — не имеет значения, — почти прошептала Рита, повисшая на тяжело пыхтящем Сергее. Я заметил небольшой тонкий баллон, зажатый в её дрожащих пальцах.

— Вот это меня и смущает, — я осторожно освободил руку, обнимающую жену и посветил по сторонам, — перпендикулярные дороги, ведущие в одно место, это — нонсенс. И тем более, те которые идут в противоположных направлениях.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке

Популярные книги автора