Сердце Шангара

Тема

Пролог

Это была старая почтовая карета, которая мягко покачивалась, скрипя ржавыми рессорами и изредка подпрыгивая на дорожных ухабах. Возница расслабленно придерживал вожжи — лошадки и без него знали дорогу, по которой приходилось ездить постоянно. Пассажиров в этот раз оказалось четверо. Почтенная пара, сидящая спиной к вознице и оживлённо обсуждающая садово-огородные дела, мужчина, закутанный в плащ с капюшоном так, чтобы его лицо осталось неузнанным, и молодая девушка, бывшая монастырская воспитанница.

На лице девчонки хорошо были заметны следы слёз. Ей сообщили о том, что отец умер, только после похорон, не дали ни попрощаться, ни проводить в последний путь. Теперь её мачеха, леди Игрейна Раствецкая, желала как можно быстрее увидеть падчерицу в родовом замке.

Ализанна вытерла тыльной стороной руки последние слезинки и мрачно уставилась в окно. Нестерпимо ломило спину, сидеть оказалось очень неудобно, а до дома оставались ещё почти сутки пути.

Возница выпускал пассажиров размяться дважды — днём и вечером, когда распрягал лошадей, чтобы накормить их и дать им передохнуть. Сидящий рядом мужчина изредка на неё косился, когда девчонка наклонялась вперёд, чтобы потереть поясницу.

Лиза провела в монастыре почти десять лет. Её отправила туда жена отца, мотивируя это тем, что благородной девушке необходимо получить строгое воспитание, а великосветская княгиня совершенно не располагала возможностью приглядывать ещё и за падчерицей.

Собственно говоря, монастырём это заведение можно было назвать с большой натяжкой, скорее обителью целительниц. Эта община оказывала услуги по лечению, принимая больных со всей округи. Собственный сад лекарственных растений, с которыми начинали знакомить воспитанниц с малого возраста, давал возможность практически беспрепятственно иметь в любое время травы для настоек и отваров. Заодно девчонок учили шитью, этикету, законодательству, и умению управления небольшим поместьем; ведь рано или поздно они должны были вернуться в родную семью, где их неизбежно ждало замужество. Далеко не все выходили замуж, многие возвращались обратно в монастырь, становясь послушницами и продолжая лечить больных.

Теперь княжне велели срочно приехать домой, и она усиленно ломала голову, пытаясь понять, что от неё могло понадобиться княгине Раствецкой. Дорога стала ровнее, и девчонка задремала, откинувшись на спинку сиденья. Возницу тоже разморило, и он не заметил, как лошадки, соблазнившиеся густой травой, решили немножко изменить свой путь.

Карету резко подбросило. Лиза полетела бы вперёд, не успев даже выставить руки, чтобы защитить лицо, но мужчина, до сих пор неподвижно, сидевший рядом с ней, схватил её в охапку. Отбиваясь от неожиданной помощи, девушка спросонок не могла разобрать, почему её так обнимают. Рядом с дверцей послышалась ругань, потом гулкие удары. Сразу очнувшийся от дрёмы, кучер изо всех сил вколачивал на место чудом не слетевшее окончательно колесо. Пассажирам пришлось выйти. Непредусмотренная остановка из-за ремонта кареты грозила плавно перейти в ночлег на свежем воздухе.

— Вот я же говорила, что не надо было ехать сегодня, — причитала пожилая дама, одной рукой пытаясь достать из-под скамьи объёмистую корзинку с провизией, а другой непрестанно дёргая мужа за рукав.

Она доставала её на каждом привале, да и в карете довольно часто запускала туда руку. Лиза тоже вышла на воздух, вытаскивая свою сумку. Пирожки, которыми её снабдила в дорогу сестра-стряпуха, уже подошли к концу, из тряпицы сиротливо торчал краешек последнего. Взглянув на него с жалостью, девушка сглотнула голодную слюну. Придётся повременить с едой до завтрашнего утра, а то оставшуюся часть живот будет неприлично бурчать, привлекая чужое внимание.

Попутчик, который не дал ей разбиться, о чём-то спорил с кучером, а пожилая пара устраивалась на траве, готовясь к очередному перекусу. Лошадей уже распрягли, выпуская их на небольшую поляну. В плечо несильно толкнули, и княжна повернулась, готовясь высказать своё мнение о чьём-то неприличном поведении.

— На, набери пока воды, ручей вон там, — незнакомец из кареты протягивал ей большую флягу. Пить тоже хотелось, поэтому девушка спорить не стала и пошла в указанном направлении. За деревьями и в самом деле оказался небольшой ручеёк, слегка позванивающий на камешках. Зубы тут же заломило от ледяной воды, зато порозовели щёки и исчезли следы слёз.

Вернувшись к карете, Лиза обнаружила совершенно целое колесо, стоящее ровнёхонько на своём месте, и мужчину, оттирающего ладони от грязи какой-то тряпицей. Она только протянула ему полную флягу, как тут же ей в руки был сгружен огромный бутерброд с мясом. Желудок взвыл от неожиданно свалившегося счастья.

— Спасибо, — искренне поблагодарила его девчонка, совсем забыв, что благородные леди ничего не принимают из рук подозрительных случайных попутчиков.

Незнакомец отошёл, давая ей возможность спокойно насладиться едой. Солнце начало спускаться, значит, больше привала сегодня уже не будет, и трястись в карете придётся всю ночь. Поймавший лошадей, кучер запрягал их снова, попутно пытаясь прожевать нехитрую снедь. Пора было отправляться в дальнейший путь. Пожилые супруги, кряхтя и ворча, забрались на свои места. Лиза чуть покачнулась, поднимаясь по ступенькам кареты, она так отвыкла от тесных платьев. Тут же её поддержали под локоть, не давая упасть.

Незнакомец снова занял своё место рядом, так и не показывая своего лица. Девчонка еле заметно повела плечами, но наклоняться не стала. Вдруг ему просто не хочется обращать на себя лишнее внимание?

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке