Бегство из сумерек: Черный коридор. Кроваво-красная игра.Бегство из сумерек (2 стр.)

Тема

Райан переключил внимание с чемодана на блестящую кадку, в которой росло миниатюрное апельсиновое деревце.

— Мама хорошо его поливала, — прошептала миссис Райан.

— Да, — отозвался Райан.

— Она хорошо разбиралась в таких делах.

— Да.

Райан неловким движением заключил ее в объятия. Миссис Райан сдержанно обняла его, словно побаивалась либо его, либо последствий, которые могли произойти от ее действий.

Райана переполняло чувство нежности. Он улыбнулся, глядя в ее запрокинутое лицо, протянул ладонь и погладил ее по щеке. Она неопределенно улыбнулась.

— Ну, — сказал он, — давай осмотрим фамильные владения.

Держась за руки, они пошли по квартире, по бледно-золотистым коврам, через гостиную, уставленную мебелью под дуб, и остановились перед высокими окнами с видом на жилые кварталы.

— Не слишком близко, — с удовлетворением отметил Райан. — Разве не ужасно было бы жить как Бенедикты — у них соседний дом так близок, что можно заглядывать в их комнаты. А они могут любоваться вашими.

— Ужасно, — согласилась миссис Райан. — Никакой личной жизни. Совсем никакой.

Они прошли мимо настенного телевизора в кухню, стали открывать буфеты, интересуясь их содержимым. Нажимали на кнопки, чтобы выдвинуть стиральную машину и холодильник; включали инфракрасный гриль, развлеклись с телефоном, трогали стены. Заглянули в две пустые спальни и, громко стуча по кафельным плиткам пола, включили свет и посмотрели из окон.

Напоследок они зашли в главную спальню, где по цветным стенам лениво ползли солнечные лучи. Открыли шкафы, где была аккуратно уложена их одежда.

Перед огромным выпуклым зеркалом напротив кровати миссис Райан поправила прическу. У окна они в нерешительности задержались.

Райан нажал на кнопку на подоконнике, и шторы соскользнули вниз.

— Стены просто чудо, не правда? — Миссис Райан посмотрела на разноцветные огоньки, переливавшиеся на плоских поверхностях.

— Но ты прекрасней.

Она обернулась к Райану.

— О, ты…

Он провел рукой по ее плечу, груди, талии…

Миссис Райан бросила взгляд на окна, словно желая убедиться, что шторы опущены и никто не может их видеть.

— Ах, как я счастлива, — прошептала она.

— И я тоже.

Райан придвинулся ближе, притянул ее к себе, положив тяжелые ладони на ее ягодицы, и легонько поцеловал в нос, а потом — крепко в губы. Затем рука соскользнула ниже по бедру, задрав юбку и ощущая тело.

Лицо миссис Райан вспыхнуло, когда он подтолкнул ее к новой кровати. Она, приоткрыв губы, погладила мужа по затылку и вздохнула.

Большим пальцем Райан провел по линии таза, и она, вздрогнув, прижалась к нему.

В этот момент в соседней квартире раздались оглушительные звуки китайского джаза. Супруги замерли. Миссис Райан застыла, отклонившись назад, а мистер Райан уткнулся лицом в ее шею. Каждая нота, каждая фраза записи были слышны так отчетливо, словно музыка лилась непосредственно из их собственных светящихся стен.

Они разжали объятия. Миссис Райан поправила юбку.

— Черт бы их побрал! — Мистер Райан бессильно потряс кулаком. — Боже мой! Неужели нам достались такие соседи?

— Может быть, ты…

— Что?

— Ты не мог бы?.. — Она смутилась.

— Ты хочешь сказать…

— …пойти и поговорить с ними?

— Ладно, и… — Он нахмурился. — Может, на этот раз я просто постучу в стену.

Райан медленно снял ботинок.

— Я им покажу…

Он подошел к стене и сильно постучал, потом, выжидая, отступил с ботинком в руке назад.

Музыка прекратилась.

Он усмехнулся:

— Сработало!

Миссис Райан глубоко вздохнула и сказала:

— Пойду распакуюсь.

— Я помогу тебе, — сказал Райан.

Он вышел и, схватившись обеими руками за ручку чемодана, приволок его в спальню.

Вместе они распаковали его — остатки своего медового месяца: лосьоны для загара, еще влажные купальные костюмы, завернутые в папиросную бумагу подарки для родителей.

Болтая и смеясь, они вытаскивали вещи и раскладывали их, но на душе было грустно. Предмет за предметом появлялись из чемодана — сувениры трех солнечных недель на острове, где не было ни души, где они были свободны от чужих взглядов, от шума и навязчивости посторонних.

Чемодан опустел.

Мистер Райан полез в водонепроницаемый карманчик на задней стенке и извлек видеокассеты. Он принес плейер, и они прошли в гостиную просмотреть их по телевизору.

Супруги молчали, вглядываясь в изображения и упиваясь пейзажами: горы, безбрежная морская синь, заросли вереска…

Их самих почти не было на экране, на котором преобладали виды безмолвных скал, моря, поросших вереском торфяников на острове, где они были так счастливы.

Вскрикнула какая-то птица.

Дернувшись, камера поднялась вверх, к переполненному облаками небу. Вдалеке стремительно пикировал вниз небольшой ястребок. Слышался шум прибоя…

Внезапно все оборвалось.

Миссис Райан посмотрела на мужа глазами, полными слез.

— Нам надо вернуться туда.

— Очень скоро, — улыбнулся он.

И пронзительный китайский джаз снопа порвался в комнату.

Супруги замерли перед телеэкраном.

Райан стиснул зубы.

— Господи Иисусе, я… — он поднялся на ноги, — я убью этих ублюдков!

Он помялся немного и произнес:

— Ведь есть же законы. Я позвоню в полицию.

Миссис Райан взяла его за руку.

— С ними не стоит разговаривать, дорогой. Просто сунь им в дверь записку. Предупреди их. Они должны были слышать об Указе о борьбе с шумом. Заодно можно написать и соответствующему чиновнику.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке