Жизнь, словно игра

Тема

Все события развиваются не в столь и отдалённом будущем.

Поэтому прошу не удивляться сочетанию какой-то непонятной технологии «полного погружения» в виртуальный мир с нашей повседневной жизнью. Ведь в конечном итоге, ещё в начале 90-х многие даже не слышали о сотовых телефонах, не говоря уж о смартфонах. Сейчас же эти вещи есть если не у всех, то у многих. Но вместе с тем, уклад нашего общества почти не изменился. Люди как жили в хрущёвках да в бараках, так и продолжают жить. Поколение за поколением.

— А в той палате у вас кто? Уж больно складно матерится для психа…

Невысокий мужчина лет 50-ти в докторском халате недовольно поморщился и наставительно обратился к своему собеседнику

— Павел Юрьевич, повторяю, у нас нет психов, у нас …

— Знаю, знаю. Вы мне сегодня этим все уши прожужжали. Но какая разница как этот мусор называть? Разве от этого что-то изменится? И кстати, Иван Фёдорович, я не привык повторять свои вопросы. Кто в той палате?

Атлетично сложенный мужчина лет тридцати в дорогом костюме, повернулся к доктору и указал пальцем на железную дверь.

— Там…, да там ничего интересного для вас. Обычный шизофреник. Запущенный случай.

— Хотелось бы услышать всё же подробности

Тяжело вздохнув, доктор повернулся к своей ассистентки

— Танюша, голубушка, принесите, пожалуйста, дело на больного из 126-ой палаты.

— Татьяна, стойте. Ваш начальник сейчас пошутил, — властный голос остановил уже развернувшуюся девушку, — Иван Фёдорович, я отлично знаю, что вы прекрасный врач и что вы дорожите этой работой. По сути это, — мужчина широким взмахом руки обвёл пространство вокруг себя, — единственное, что у вас есть. Так почему же вы сейчас начали прилагать все усилия, что бы я вас этого лишил?

— Но позвольте, — доктор дрожащей рукой поправил на переносице очки, — я же не могу помнить всех свой пациентов.

— Имя? — неожиданно гаркнул его собеседник, за спиной доктора раздалось испуганное оханье ассистентки.

— Соколов Артур Юрьевич. 30 лет. Единственный ребёнок в семье среднего достатка. Диагноз — прогрессирующая шизофрения, — зачастил доктор. — Уже несколько месяцев как помещён в отделение для буйных. Полное отсутствие адекватного восприятия окружающего мира.

— Тоже Юрьевич значит, — Павел заинтересованно посмотрел на дверь. — Открывайте, хочу посмотреть на этого Юрьевича.

— Но позвольте, — в нём нет ничего интересного. — Я специально отобрал для вашего случая интересные экземпляры.

— На них тоже поглядим, а сейчас не испытывайте моё терпение. Второй раз повышать голос не буду, а просто посажу в ваше кресло эту симпатичную девушку за вашей спиной.

Ещё раз тяжело вздохнув, доктор повернулся и крикнул вконец длинного коридора

— Санитары.

Привязанный к кровати осунувшийся молодой человек невидящим взглядом смотрел на обшарпанный потолок своей палаты и изредка выкрикивал забористые матерные тирады.

— Чем вызвана шизофрения? Вернее не что вызвало, а как он воспринимает окружающий мир?

— Причину, как и у всех больных шизофренией назвать трудно. Обычная семья, обычной воспитание. Единственное, — поздний ребёнок. Отцу было 40 матери 35. А восприятие классическое для его случая, — мы все агенты могущественного врага, которые хотят убить его. Враг каждый раз разный. От нашего правительства до мирового тайного «владыки».

— И как же, интересно это проявлялось? — Павел заинтересованно склонился над лицом шизика.

— Да почти никак. Просто стал кидаться на своих коллег

— Вот так? Без всяких причин? Просто был нормальным человеком и в один прекрасный день вдруг просто кинулся на всех с кулаками? Доктор, давайте-ка мы сейчас попьём в вашем кабинете чайку, и вы мне подробно и обстоятельно расскажите: каково это? За один день съехать с катушек.

1

Кулак огромного орка буквально расквасил нос мобу под номером 6.

— Ну что, гадёныш, ещё или достаточно?

Потеряв всякую ориентацию в пространстве и взвыв от боли, моб попытался с разбегу протаранить противника, но упал от классической подножки. Захохотав, победитель изо всех сил пнул лежащее у своих ног тело.

— И это всё? Давайте следующего. Мне ещё четыре победы до топора нужно.

Сильные руки подхватили Артура под локоть и поволокли в ямы арены.

«Стоп. Артура? Да я Артур».

Моб дёрнулся, пытаясь вырваться из сильных рук орчихи, одетую в препачканный кровью кожаный доспех.

— О-о-о, да вы только посмотрите! Дитятко хочет продолжения.

Пинок противника по животу заставил «дитятко» скрючится от боли. Стоявшая рядом с поверженным мобом орчиха, неожиданно громким металлическим голосом обратилась к орку-победителю.

— СуперХан! Вам выносится предупреждение. Запрещается добивать или калечить поверженных на арене противников. Наказание — 24-х часовой бан всего аккаунта.

Подойдя вплотную к низкорослой орчихе, СуперХан наклонился к её лицу и что есть сил, проорал:

— Да начхал я на твои баны кукла механическая!!! Мне. Нужен. Топор!!!

С этими словами орк задрал кулаки к небу и громко проревел победный клич.

Грубо сколоченный дощатый пол на расстоянии вытянутой руки заканчивался каменной стеной. Откуда-то сверху падал солнечный свет, оставляя явственную тень решётки. Простонав Артур попытался перевернуться на другой бок и его тут же скрючило от сильного приступа кашля и боли.

«Боже. Как больно-то». Кашляя и отплёвываясь кровью Моб?6 задержал дыхание и стараясь больше не шевелиться тупо уставился на солнечную тень от решётки. «Артур! Я Артур. Мне …. Сколько мне?». Размышления моба прервал новый приступ кашля, закончившийся нестерпимой головной болью. «Да что же это? Я в тюрьме? Да… точно…. Наверняка этот гад засадил меня за решётку. Было бы глупо рассчитывать, что он успокоится на моём избиении»

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке