Ремонт 'Ивана Таранова'

Тема

Погуляй Юрий

Сегодня Зубодеры вели себя тихо. Даже странно. А ведь вчера в наш лагерь приходил их старейшина с парой охранников, и Дятел, спросонья, шарахнул по ним из излучателя.

Охранники откинулись сразу, а старейшина до сих пор пускал слюни недалеко от склада, куда его оттащили мои ребята. Он больше не боец, это точно. Мозги ему сварили добротно. Старпом, разумеется, Дятла прилюдно выпорол. Мне кажется, что этому мрачному ублюдку нравится причинять боль.

Досадно, конечно, вышло. Да и не вовремя. У нас осталось всего пять боевых скафандров. На прошлой неделе Иванчук и Старев во время вылазки утопили шестой. Пять или шесть скафандров - небольшая разница, но я сейчас даже от лишнего ножа не откажусь. У Зубодеров в племени свыше сотни воинов. Если прибавить к ним Коричневых Ужей, что до сих пор крутятся в болотах, выжидая удобный момент для атаки, то становится совсем грустно.

Ремонтники работают на пределе своих сил, пытаясь привести в порядок двигатели. Я уже и не верю в благоприятный исход этой затеи. Застряли мы тут надолго. Сегодня утром начались проблемы с генераторами. Если так будет и дальше продолжаться - нам хана. И Ужей, и Зубодеров держат на расстоянии не только пехотинцы Азова, но и корабельные орудия "Ивана Таранова". Если генераторы сдохнут - местные племена сотрут нас в порошок.

Занесла нелегкая на Добрый Свет. Кто название-то такое придумал? Лирик-романтик? Ненавижу! Всех ненавижу, а лириков еще сильнее. Да, тут красиво. Да, тут все как на Земле. Но знал бы неизвестный мне сочинитель, что тут вытворяют аборигены - Добрым этот свет никогда бы не назвал.

Самое обидное, что и винить некого. Стечение обстоятельств. Вынужденная посадка, по причине гибели всей базы маршрутных трасс из-за внезапного форматирования компьютера. Заблудившийся в лесу и съеденный Зубодерами единственный на корабле оператор-программист. Ну и к сладкому финалу представитель местной фауны, в первую же ночь пробравшийся в двигательный отсек и устроивший там натуральный погром.

Как сказал Крылов, начальник техотдела, даже прямое попадание снаряда не так искорежило бы технику, как это сделал тот зверь. При ликвидации местной твари Азов потерял пятерых тяжелых пехотинцев. Если учесть, что солдат в боевой броне являет собой серьезную угрозу даже для легких катеров, сила зверя поражала. Кровавые ошметки тех ребят ремонтники до сих пор находят.

В первый же день состоялась встреча с аборигенами, на которой мне банально выбили глаз. Могли и душу вытрясти, если бы не боевики Азова. В следующие дни мы потеряли с десяток пехотинцев, пока не заняли глухую кольцевую оборону. По местным обычаям к нам каждый день наведывались небольшие отряды от соседних племен. Так что утро теперь привычно начиналось со стрельбы. Дикари, по большей части вооруженные копьями да дубинами, смело бросались на пулеметы и излучатели. Кое-кто даже добирался до солдат...

На вторую неделю нашего пребывания здесь Азову надоели постоянные атаки одного из племен и он, не оповестив меня, навестил их в компании взвода тяжелых пехотинцев. Вернулись лишь пятеро. Но и от деревни Коричневых Ужей ничего не осталось. Лишь пара десятков дикарей до сих пор прятались в болотах, изменив традиции и начав против нас партизанскую войну.

На третью неделю в лагере появились представители еще двух племен. Старейшины долго разъяснялись с нашим переводчиком, после чего объявили, что чувствуют себя оскорбленными, атакуя наше "племя" и потому отказываются впредь с нами воевать. Мол, мы ведем войну "неправильным" оружием, и потому нас больше не уважают. На вопрос, почему же Зубодеры и Ужи до сих пор не прекращают с нами бороться - старейшины ответили, что это недостойные варварские племена, коим правила не нужны.

Интересно смотрелась эта цивилизованность.

Так вот, вчера к нам приходил староста Зубодеров. Кстати, Дятла, его подстрелившего, повесить мало. Потому как я надеялся, что это племя нас тоже уважать перестало, и мы можем спокойно продолжать ремонт. Если честно, я и сейчас надеюсь на это. Сегодня ведь атаки не было. Может, тоже разочаровались? Азов предлагал с утра устроить карательную экспедицию в их деревню, но я запретил. Хватит уже, навоевались.

Впрочем, рассказ не об этом. Дело в том, что с утра ко мне заходила Маша. Симпатичная девчонка, студентка. Археолог! Умные глаза и отличная фигура! Насколько я знал, она невеста нашего штурмана. Впрочем, весь корабль был в курсе ее романа с одним из пехотинцев Азова и помощником повара. Штурман, как мне кажется, тоже все знал, но относился к этому философски. На корабле женщин хватало, и он сам был не без греха. Но я отвлекся...

Заходила Маша и сообщила, что является представителем Женского Совета Добросветской Колонии. Когда я спросил ее - что еще за Колония, девушка объявила, что женщины "Ивана Таранова" требуют начать строительство деревни, ибо вероятность починки двигателей равна нулю.

После краткой беседы, мне объяснили, что идеология жителей Доброго Совета прекрасно укладывается в цели нашего полета. Основание племенной колонии, борьба за выживание и прочие прелести дикой жизни.

Согласившись с Машей, я немедленно вызвал нашего корабельного врача. Каково же было моё удивление, когда сухопарый старичок, со странной фамилией Зюринбаген, с восторгом поддержал идею Женского Совета.

-Подумайте только, капитан! Единение с природой! Мы станем одним племенем! Одной семьей! Насколько я знаю - продуктов технократии надолго не хватит. Вот-вот откажут генераторы! За ним закончатся припасы! Возврат к истокам! Это же потрясающе! - убеждал меня он. Я же сидел и жалел о том, что у нас на корабле только один медик и тот спятил.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке