Золотая планета. Пасынок судьбы

Тема

Брату Дмитрию посвящается

Пролог

Июль 2429 года, Венера, Альфа

«У-вя!.. У-вя…!!!»

Ребенок плакал нежно и трогательно, будто квакает маленький обиженный лягушонок. Обиженный на всех этих нехороших созданий, называемых «люди», вытащивших его в негостеприимный жестокий мир из мягкого теплого защищенного ото всех невзгод места, в котором он находился последние несколько месяцев.

Королева, наблюдающая за операционной из-за непрозрачного стекла смотровой, умилилась. На щеках проступили две счастливые капельки. Ну, вот и он, малыш. Её малыш! Пускай не она родила его, но готова убить, порвать на куски любого, кто посмеет утверждать иначе. Впрочем, об этой авантюре знает всего три человека, и никто из хранителей секрета не позволит себе такой вольности.

Вот всё и подошло к концу, все её раздумья и треволнения. И как оказалось, это всего лишь начало нового пути, новой дороги, на которой она больше не будет хозяйкой, определяющей судьбы всех и вся. Теперь её удел — дергать за ниточки, двигая куклы в том или ином направлении, самой при этом оставаясь в тени.

Но так надо. Таковы правила.

Женщина в операционной пришла в себя. Ей показали малыша, она улыбнулась. Королева почувствовала глубокий укол ревности, и чтобы не сорваться, быстро развернулась и зашагала назад, в то крыло больницы, которое она так «кстати» инспектировала, и где ждала её свита.

— Ваше величество! Время! — выскочил наперерез пресс-секретарь. Молодой парнишка из небогатого и не слишком знатного рода, но очень уж старательный. Его должность — подарок судьбы, большего ему в жизни не добиться; он понимал это и кровью и потом отрабатывал свой хлеб.

— Мы уже начали волноваться!.. Вы не забыли, пресс-конференция по поводу теракта в марсианском квартале! А всего через полтора часа прием нового китайского посла!..

Она прошагала мимо, направляясь к комнатам, обозначенным на козырьке её визора, как туалеты. Пресс-секретарь и охрана засеменили следом.

— Надо сделать заявление о том, что… — паренек на ходу достал бумажный лист из папки и пробежал его глазами. — Что власть берет на себя…

— Потом, Марко! — оборвала она, останавливаясь возле двери. Двое ангелов тут же юркнули внутрь, всё внимательно осмотреть. Хотя весь этаж был заранее оцеплен и проверен, предосторожности никогда не помешают. — Займи прессу еще на полчаса. Мне надо прийти в себя.

— Конечно, ваше величество… Как пожелаете!.. — быстро закивал юноша, делая шаг назад. Лицо его выражало крайнее неодобрение. Он и так уже вешал прессе лапшу в течение часа. Они выбились из всех возможных протоколов с этой долбанной больницей, придется отменить кое-какие запланированные ранее мероприятия (а такие вещи на уровне монархини расписываются за месяцы, каждый из них невероятно важен), и делать это придется ему, подставляясь под удар лоббистов, «проталкивающих» королеве те или иные вопросы.

Но ей было плевать. Для того она и держала Марко — отдуваться. А сейчас, действительно, нужно привести себя в порядок. Причем, не столько внешне, сколько внутренне.

Войдя в туалетную, она открыла кран, несколько раз плеснула воды в лицо, после чего уставилась на свое отражение.

Да, сдала она за последнее время, сильно сдала. Но не фатально, пока сойдет. Грим немного поправить, да глаза подвести.

— Елена, визажиста сюда! Распорядись! — бросила она, не оборачиваясь, безмолвно стоящей сзади начальнице охраны и давней подруге.

— Ты в порядке, Лей? — участливо спросила та, шагнув к ней.

— Да. Оставьте меня не надолго.

По знаку Гарсия, обе телохранительницы бесшумно скользнули в коридор. Сама Елена, неодобрительно и лаконично вздохнув, последовала за ними.

Всё, она осталась одна. На каких-то полчаса, но этого хватит…

…Сказочница. Она — сказочница. Так называла ее мать в детстве за манию всё перевирать и сочинять на пустом месте. Она могла рассказывать вполне взрослые законченные истории, походя, на лету придумывая многочасовой сюжет, видоизменяя его, и так же на ходу ваяя концовку, до парадоксального стыкующуюся с началом. Или наоборот, не стыкующуюся, но похожую на жанр абсурда, вполне взрослый, никак не ожидаемый от девочки четырех лет.

Хотя, есть в кого. Сама мать тоже была сказочницей, иначе не назвала бы её так: «Лея». «Звездные войны», древнее сказание народа гринго, мать с детства была на них помешана. Джедаи, сияющие мечи, планетарные разрушители, истребители, корабли, летающие к звездам… Человек в черном шлеме по имени Вейдер… Маленький смешной зеленый мастер Йода с длинными ушами, как у русского чебурашки, только острыми… И, конечно, борьба добра со злом. Вечная борьба!

Эта детская сказка популярна до сих пор; она переиздается регулярно, каждые лет десять-двадцать, и за века обросла не одним десятком томов достаточно вольного продолжения. Сейчас уже не ясно, какая именно из историй придумана легендарным детским писателем Люкассом, а какая появилась столетие или два спустя. Но это по сути ничего не меняет.

Именно там, в этой сказке, была героиня, добрая принцесса по имени Лея, летающая с друзьями по галактике на небольшом космической корабле, похожем на миску, разящая зло ярким голубым мечом. Принцесса-героиня. Принцесса-победительница.

Сказка.

Её жизнь, словно по аналогии с прототипом, тоже была похожа на сказку. Маленькая принцесска, защитница бедных, слабых и угнетенных, заступница перед сильными мира сего… Сколько дел она тогда наворотила! Безо всяких PR технологий прославилась на всех планетах альянса! Не разговорами, поступками!

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке