Zомбофилия

Тема

Парень с простым славянским именем Иван Смирнов, скрючившись, тихо лежал в полной темноте на вонючем матрасе в подвале полуразрушенной многоэтажки. Внешность его тоже когда-то была самой наипростейшей для чистокровного славянина – светлая кожа, льняные, средней длины, чуть вьющиеся к концам волосы, светло-голубые глаза и нос-картошка. Сейчас цвет его слипшегося на голове «ежика» мало отличался от цвета кожи, а та уже не пачкалась при взаимодействии с землей, сломанный нос неправильно сросся, образуя «еврейскую» горбинку, и даже глаза, казалось, поблекли и как-то посерели. Иван мерз, но боялся сделать хотя бы одно лишнее движение. Тишину нельзя было нарушать. Из-за холода он не мог заснуть, и потому старался забыться воспоминаниями.

Все началось, видимо, со слова толерантность. Кажется, его придумали гомики, но слово оказалось универсальным. Ведь если назвать человека терпимым – он может и обидеться. Да и возмутиться! С какой стати он должен терпеть? Иное дело, если ты не терпила, а благородно-толерантен. Это не задевает. В 2020 году, на очередной сходке ООН оказалось, что фактическое население Англии, Франции и Германии на восемьдесят процентов состоит из арабов и негров, большинство из которых, к тому же, мусульмане. Наш президент, кстати, тоже из года в год радостно рапортовал, что в страну въезжает по 12 – 15 миллионов мигрантов. И это при собственном населении страны в 140 миллионов. А теперь угадайте, кто эти миллионы и какого вероисповедания? Нет, к сожалению, не китайцы – сколько их въезжало в страну никто никогда так и не узнал. Можно, конечно, говорить, что все национальности одинаковы, а бывают отдельные плохие люди. Можно точно так же говорить и про религии. Именно в этом суть толерантности. Но тогда назовите мне хоть одну современную террористическую организацию конфуцианского вероисповедания. Или буддистского. Да что там… хоть и христианского. Разве что ирландские «красные бригады», но они боролись за независимость Северной Ирландии, а не за то, что Аллах, как водится, акбар!

В Европе слишком поздно опомнились. У нас проблемы вообще, казалось, не замечали. С другой стороны – а что было делать? Кто-то же должен выполнять черновую малооплачиваемую работу. И решение – получить абсолютно покорную массу исполнителей для самой грязной работы – было найдено. Как всегда, с применением передовых научных достижений.

Штамм вируса NA-17, распространявшийся воздушно-капельным путем, избирательно поражал только людей, у которых на семьдесят процентов преобладал негроидный или арабский типаж. Инкубационный период намеренно сделали длительным – целую неделю (могло быть чуть больше или чуть меньше, в зависимости от иммунитета зараженного организма) болезнь никак себя не проявляла. Обычно при этом больной не заразен для окружающих, но только не в случае с NA-17. Даже небольшое количество этого вируса в выдыхаемом воздухе оказывалось достаточным для заражения. Потом еще неделю больной боролся, казалось бы, с обычной простудой, чихая и кашляя и еще больше заражая окружающих. А затем, в течении трех дней, умирал. Итого семнадцать дней. Но самое интересное начиналось после. Это назвали пробуждением, так как ни одного больного даже не успели закопать. Два-три часа после смерти – и он вставал.

Негры восприняли проблему стоически, виня во всем Вуду. И принялись с азартом отстреливать друг-другу головы. Впрочем, в больших городах, благодаря длительному инкубационному периоду, они оказались почти все заражены и, соответственно, почти все сразу и померли. А те кто остался – в основном жившие в изолированных труднодоступных местах… Сначала им было не до нас, а потом то ли патроны кончились, то ли численность слишком сократилась. В общем – их просто не стало.

Арабы проявили себя более сообразительными, однако их ядерное оружие оказалось просто дорогими понтами. Так что глобально отомстить они не смогли. Зато в локальных конфликтах постреляться с ними пришлось по полной программе. Особенно с наиболее развитыми странами. Эти и карантины успели ввести, и воздух в помещениях фильтровали, и противогазы на армейских напялили. Так что досталось нам хорошо, но главное было просто продержаться. Время работало на нас.

Зомби, в принципе, безобидны. Они не едят ни людей, ни их мозги. Их пищеварительная система, в привычном смысле этого слова, не функционирует. Так же, как и сердце, легкие, кровеносная система. Поэтому они не могут питаться привычным способом. Они не агрессивны, если их не трогать. Да, они медлительны и плохо соображают, зато послушны, если уметь с ними обращаться. Сплошные плюсы, если сравнивать с живыми неграми и арабами. Жизнедеятельность их организмов поддерживают специальные питательные растворы. Штука жутко вонючая, но простая в использовании. Эти же растворы не дают их телам разлагаться. Даже если перестать давать зомби раствор, он все равно не впадет в состояние агрессии. Просто сначала станет малоподвижным, потом, по мере расходования сил организма, впадет в оцепенение, а затем развалится. Так что и проблему численности тоже легко решать. Сплошные плюсы по сравнению с неграми и арабами.

Проблемы начались примерно спустя месяц после окончательной победы. Вирус NA-17 оказался слишком живучим, и, не найдя новой пищи, мутировал. И стал заражать организмы, в которых было меньше 70 процентов нужных ген. Точнее не так. К тому времени он уже заразил всех людей на планете. И теперь новый штамм просто вступал во взаимодействие с уже имеющимся в организме NA-17, выкашивая жертву за семнадцать дней. Люди с остатками арабского и негроидного типа умерли. Но и это уже было только начало.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке

Популярные книги автора