Весеннее сумасшествие

Тема

Я снова постучала в дверь и прислушалась. Быть может, через пару секунд босые ноги зашлепают по полу, донесется сонное: «Кто там?» и, привычно не дождавшись ответа, Светка высунет в коридор свою веснушчатую физиономию? Но нет. Гробовая тишина.

Впрочем, на что я надеялась? Если бы Светка попросту завалилась спать, зачем ей запираться на молоток? Ей бы подобное даже в голову не пришло, она не Нелька. Понимаю, «запираться на молоток» звучит интригующе, однако это святая правда. Дело в том, что я учусь в Петербургской Академии Художеств и живу в общежитии. Нас в комнате трое — я, Светка и Нелька. Мы неплохо ладим, хотя по характеру и привычкам совершенно разные. Прежде всего, девчонки намного меня старше. Мне через десять дней исполнится восемнадцать, Светке сейчас двадцать четыре, а Нельке двадцать пять. К тому же обе они давно самостоятельные, а я все никак не привыкну обходиться без мамы с папой. Звоню им постоянно и письма пишу дважды в неделю. Если б не мое помешательство на рисовании, никуда бы из дому не уехала, даже в Петербург!

Хотя, признаюсь, город этот поразил меня с первого взгляда и не перестает поражать ежедневно и ежечасно. Он так красив, что иной раз не веришь в его реальность. Когда я приехала сюда на экскурсию, это было после десятого класса, я была, словно в бреду. Вот тогда и поняла: не Архангельск, не Москва — Петербург или ничего! Да еще представьте себе дивное здание с колоннами, где размещается Академия Художеств, древних сфинксов напротив и легендарную Неву…

Мама переживала: «Ну, зачем тебе отправляться так далеко, Архангельск в двух шагах, будем часто видеться». Папа ее утешал: «Все равно она не поступит. Неужели ты думаешь, что после кружка рисования в Каргопольской средней школе можно взять да поступить в такое престижное учебное заведение? Тут таланта недостаточно. Люди годами готовятся у опытных педагогов». Вроде бы я ему верила. Кому знать, если не папе? Он закончил Московский Университет и работает директором школы. Не той, в которой я училась, а другой. Он считает, нельзя детям учиться там, где преподают родители. Полагаю, он прав. Хотя в чем-то обидно, поскольку он очень хороший директор и его школа считается куда лучше моей.

Короче, папа думал, я не поступлю, а я почему-то была убеждена в обратном. Если Бог дал мне такое желание рисовать, не желание даже, а страсть, значит, хотел, чтобы мой дар послужил людям, правда? А для этого я должна получить образование. Сейчас, обнаружив, сколько в моей технике недостатков, удивляюсь собственной самоуверенности. Еще больше удивляюсь тому, что меня все-таки приняли. Просто чудо какое-то!

Но я отвлеклась. Я начала с того, что Светка и Нелька куда взрослее меня, хоть мы все учимся на первом курсе. Они обе поступили не сразу. Я очень уважаю их настойчивость. Светка еще ладно, она из Всеволожска, это в нескольких часах езды от Петербурга, зато Нелька, та очень издалека, аж из Уфы. Обе приехали после школы учиться в Академии Художеств, провалили экзамены, но не вернулись обратно, а остались в Питере. Работали, а в свободное время занимались живописью. Познакомились больше года назад через общего педагога, подружились. Правду говорят, противоположности сходятся. Светка, она очень энергичная, легкомысленная и рыжая, Нелька же тихая, рассудительная и неброская. Вот такие у меня соседки.

И, наконец, о том, почему я стою под дверью собственной комнаты, не имея возможности проникнуть внутрь. У Светки весьма своеобразный взгляд на мужчин и их место в человеческом сообществе. Судя по всему, она относится к ним так, как некоторые мужчины относятся к женщинам. То есть главным, если не единственным достоинством считает внешнюю привлекательность, а главной, если не единственной целью общения — секс. Хорошо помню, как пару лет назад одноклассница свистящим шепотом поведала мне на ухо: «Теперь я знаю, что всем парням нужно от девчонок только одно». Меня это тогда ужасно насмешило, а она обиделась. Так вот, Светке нужно от мужчин только одно. И, как вы догадываетесь, она регулярно это получает. Она весьма симпатичная, и ее в группе называют «рыжая бестия».

Когда мы только стали жить вместе, в сентябре, я как-то раз, вернувшись с занятий, постучала в дверь нашей комнаты и, не услышав ответа, отперла замок. Сцена, представшая перед глазами, повергла меня в панику. Конечно, я не ортодоксальная христианка и полагаю, что при определенных условиях люди имеют право плодиться и размножаться, не будучи обвенчаны. Всякое случается, а Богу важнее внутренняя суть, чем внешняя обрядовость. Тем не менее я считаю себя верующей, поэтому увиденное особенно меня отвратило. В такие моменты понимаешь, откуда взялось мнение, будто человек произошел от обезьяны. Это действительно выглядело, словно случка животных.

Разумеется, я тут же вышла и отправилась к Наташе, где просидела до тех пор, пока Светка сама меня там не нашла. Наташа тоже учится в нашей группе, и я жалею, что мне не выпало счастья жить в одной комнате с ней. Она у нас самая старшая, ей почти тридцать, и чем-то она похожа на мою маму. Такая же добрая, спокойная и пышнотелая. Надеюсь, Наташа скоро встретит хорошего человека — не такого, как наш местный ловелас Виталий, с которым у нее был в декабре роман, а порядочного, желающего создать семью и иметь детей. Наташа прямо-таки создана для этого. Она всегда утешит и поможет. Так случилось и в тот раз. Наташа, ни о чем не расспрашивая, напоила меня чаем, а через часок появилась Светка.

— Идем, — заявила она. — Плацдарм свободен.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке