Тропа к семи соснам

Тема

Ламур Луис

Луис Ламур

Перевод Александра Савинова

Глава1. Два мертвеца

Попрыгунчик Кэссиди остановил своего белого жеребца на голом гребне хребта. На вычищенных ветрами скалах не было ни крошки земли, и лишь несколько изогнутых кедров росли, казалось, из самого камня, как могут расти только кедры. В этот последний предзакатный час воздух был удивительно чистым, настолько чистым, что ясно просматривался весь склон гор на противоположном конце долины, словно горы стояли не за много миль отсюда, а всего в нескольких ярдах.

Здесь все еще ярко светило солнце, однако на западе - там, куда направлялся Кэссиди, - возносились на недосягаемую высоту громадные массивы кучевых облаков, и по сравнению с ними горы выглядели игрушечными. Вершины могучих облаков заливал солнечный свет, но их мрачные плоские основания угрожающе нависли над долиной.

Семь сосен - город, с достоинством носящий титул самого лихого во всем западном мире, лежал в добрых двенадцати милях отсюда, укрывшись на склонах гор на другом конце долины. Попрыгунчик оценивающе прищурился в сторону туч, и зрелище отнюдь не прибавило ему бодрости духа. Прежде чем он пройдет треть пути, эти тучи основательно промочат долину. Ему нужно найти укрытие, и побыстрее.

Так уж случилось, что он сидел на коне на гребне хребта и внимательно изучал местность. Примерно в миле к северу пролегал дилижансный путь, однако Кэссиди ни разу не слышал, чтобы где-нибудь поблизости можно было укрыться от грозы, а собранные сведения пока его не подводили. Уже за то время, что он осматривался, гигантская туча придвинулась, ее прорезала молния, раскатисто рокотал гром.

К юго-западу долина сужалась, а затем выливалась в обширные пространства равнины Адоуб Флэт. Безводная большую часть года, после дождей она превращалась в скользкое месиво грязи, которое прятало неожиданные ямы и глубокие грязевые лужи. Ближайший склон горы был изрезанным и зубчатым: над ним долго работали сдвиги горных пластов и эрозия. В некоторых каньонах скалы пересекали расщелины, но при такой грязи они вполне могли оказаться смертельными ловушками. Попрыгунчик слишком долго жил на Западе, чтобы не понимать опасности, лежащей на дне каньонов и сухих русел. Именно такая внезапная лавина воды положила конец войне между ним и Тексом Эвалтом и сделала их друзьями, однако намного чаще дождевой поток по высохшему руслу означал для неосторожного путешественника смерть.

Он уже собрался спускаться вниз, как вдруг уловил какое-то движение и резко натянул поводья. Из каньона, лежащего под ним и немного к западу, появилась группа всадников. Что-то в их скученной группе насторожило Кэссиди, и он коленями послал жеребца к ближайшему можжевеловому дереву, чтобы скрыться за его ветвями. На таком расстоянии даже через бинокль он мало что мог различить - только белое пятно на крупе одной лошади и ее же белый нос. Всадников было шестеро, они быстрым шагом двигались на север, держась ближе к горе и выбирая путь, на котором их не могли бы заметить.

Кэссиди хорошо знал эту землю и поэтому наблюдал за ними слегка нахмурившись. Хотя Попрыгунчик и был новичком в этих краях, он достаточно долго прожил на Западе и достаточно хорошо его знал. Сейчас он подумал, что эти люди едут с определенной целью, и цель эта требовала, чтобы их не заметили с дилижансной дороги.

- Ладно, Топпер, - тихо сказал Попрыгунчик своему крепко сбитому жеребцу, - поехали посмотрим, что происходит. Они наверняка знают, где спрятаться. Им также не хочется промокнуть, как и нам.

Белый конь двинулся к северу, вниз по склону, выбирая для спуска собственный путь.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке