Прости, Виктор

Тема

Миронов Вячеслав

Вячеслав Миронов

В феврале 1997 года меня вызвало командование и сообщило, что я еду в командировку в Москву. Дела служебные у меня должны были занять день, а командировка была выписана на три дня.

Мужиков, с которыми я служил, встречался по службе, в Москве служило немало.

Я подготовился к командировке основательно. Подарки подготовил для командиров московских - рыбка малосоленая, орешки кедровые, ягода...

Для друзей своих московских тоже немного. Всем сестрам по серьгам.

Позвонил, чтобы ждали.

Первым в списке моих посещений, после официальной части, был Виктор Волков.

В Грозном, в январе 1995 года он был в соседней части. И когда мы пробивались на выручку остатков нашего танкового батальона, который засел в руинах республиканской больницы, наши "соседи" прикрывали нас с Севера от духов.

Витя Волков был ответственным за организацию взаимодействия от своей части, а я - от своей.

Вот тогда и познакомились...

Когда мы выбили "чехов" от больницы, Волков заорал по станции, призывая нас на помощь своему полку.

Духи обошли их с Запада и взяли в "клещи", молотили и с Севера и с Запада.

Мы силами полутора батальонов помогли им вырваться.

Так что обязаны жизнями друг другу, и то, что мы слаженно сработали, спасло немало солдатских и офицерских жизней в обоих частях.

Когда наступило затишье, мы познакомились поближе и выпили немало трофейного коньяка, который я добыл на коньячном заводе Грозного. Обменялись адресами.

Изредка переписывались, поздравляли друг друга с праздниками, звали в гости.

Виктор в 1996году поступил в Академию. Перевез семью в Москву, жил в офицерском общежитии.

Все я это вспоминал, пока отлеживал бока на верхней полке купейного вагона фирменного поезда "Енисей" сообщением "Красноярск-Москва".

Лежишь на полке и вспоминаешь то, что было. Хорошо вспоминать о войне, когда тебя мерно укачивает вагон, и ты даже не веришь, что все это было с тобой. И ты, и ты твои товарищи смогли выстоять.

В жизни вроде обычные люди, таких миллионы на Земле, а поди-ка, выжили, и выполнили поставленную задачу. Правда, потом, как оказалось, эта выполненная задача и погибшие пацаны восемнадцати-двадцати лет нахрен никому не нужны, - в августе 1996 года подписана капитуляция.

Но кто же знал, что так все получится, тогда, в холодном и кровавом январе 1995 года?..

Выезжал из Красноярска в тридцатиградусный мороз, а приехал в Москву пять градусов со знаком минус.

В первопрестольной военные зимой ходят в фуражках, мода у них такая. Чтобы не выглядеть белой вороной, шапку убираю в сумку, на голову фуражку; жаль, что не ходят в Москве в бушлатах, а лишь в шинелях да куртках, которые в Сибири только командиры частей носят, до остальных не доходят.

Ну, все, Столица. Держись! Три дня пьянства, которые тебя потрясут! Я приехал! Вперед!

Служебные дела я решил быстро. Подношения сделали свое дело: все подписи и печати на нужных бумагах проставлены. Отметка в командировочном удостоверении с открытой датой. Билеты куплены на послезавтра, я свободен, как ветер в поле!

В гостинице помылся, побрился, и в магазин. Пару шоколадок двум сорванцам Виктора, торт, водка своя - красноярская, такой здесь нет, так, что еще? Ага! Полбатона колбасы, пару банок рыбных консервов, чтобы не быть у студентов нахлебником.

Обычное офицерское общежитие. Сам жил во многих подобных. Виктору повезло, он занимал целый блок. Две комнаты, с маленьким коридорчиком, в котором налево - кладовочка - раздевалка, направо - туалет, совмещенный с душем и ножной ванной. Там же в коридоре и кухня. Плитка электрическая, стол, полка с посудой.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке