Вечность сумерек, вечность скитаний

Тема

Аннотация: Некогда в мир людей из мира Кармелл через Врата, нарисованные могущественным чародеем Хатто, пришли альвы – и на долгие четыре столетия превратили людей в бесправных рабов. Но потом люди восстали против своих хозяев – и теперь уже они уничтожают оставшихся в живых альвов.

Юноша Трелли из чудом уцелевшего альвского племени мечтает увести свой народ назад в Кармелл.

Но для этого ему придется собрать воедино все девять обрывков холста, на котором нарисованы Врата, разбросанные Хатто по всему миру, – и вступить в поединок с последней из великих альвских чародеек Ойей, возжелавшей снова подчинить людей своей воле…

Сергей Юрьев

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

ИСКРА НА ВЕТРУ

Они пришли неведомо откуда, и те, что сумели уцелеть, ушли неведомо куда, оставив людям лишь руины своих городов и малую толику секретов своих ремёсел и тайн своей магии. Те времена, когда их владычество казалось вечным, остались в памяти поколений как Темные века, но свет той победы, что принесла людям свободу, казалось, озарил нам путь на сотни лет вперёд. Прошло время, надежды истлели, и почти всё, чему научили нас альвы, предано забвению. Что ж, наверное, так и должно быть. Когда-нибудь нам вновь откроется всё то, что было ведомо им, но это будет принадлежать нам по праву, это будет воистину нашим. Не только память о прошлом несёт благо – их может принести и забвение.

Альвы были похожи на людей так, что на первый взгляд было бы невозможно различить, где раб, а где господин, если бы каждый раб не носил медный или бронзовый, а порой и золотой ошейник, подавляющий волю и вселяющий страх. Но альвов от людей отличали не только изумрудные глаза и кровь небесно-голубого цвета.

На их лицах редко появлялись улыбки, и самые страшные жестокости они творили без гнева. Со стороны казалось, что удача не несёт им радости, а потери не заставляют их испытать горе. Но это не так – на самом деле им было знакомо и то, и другое, но их лица об этом молчали.

Дети, рождённые альвийками, были им самим не дороже прочих детей, родившихся в племени. В их языке даже не было таких слов «мать» и «отец», а детей воспитывали либо старшие в роду, которые больше ни на что не годились, либо люди-рабы.

Альвы стремились подчинить себе всех, кто встречался им на пути. Альвам казалось мало того, что люди покорились им. Они хотели власти над временем и судьбой, жизнью и смертью, радостью и скорбями, речными водами и небесным огнём. Их чародеи однажды решили, что они способны соперничать с нашими богами, и, казалось, победа вновь осталась за ними. Тронн по-прежнему тянул сквозь вечность нить времён, но судьбы людей были уже не в его власти. Гинна, как и встарь, дарила людям жизнь, но предел этой жизни каждому человеку устанавливал альв, его хозяин. Таккар ещё пытался ниспослать людям радость, но чаша скорбей была и без него заполнена до краёв. Владыки отчаялись и отвернулись от земного бытия, но этого оказалось достаточно для того, чтобы сила альвов обернулась их слабостью. Всякое могущество имеет предел и рушится, столкнувшись с силой, которую само породило.

Пусть забудется их магия, канут в небытие секреты их ремёсел, сгорят их письмена, но сама память о том, что они были, должна сохраниться навеки. Они ушли неведомо куда, но они могут вернуться неведомо откуда, и, если мы забудем прошлое, то оно повторится вновь.

Предисловие к «Хроникам Гиго Доргона, сокрушителя альвов»

ГЛАВА 1

Блажен тот, кто что-то потерял, – ему есть, что искать.

Из «Книги мудрецов Горной Рупии».

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке