Мой пылкий рыцарь (97 стр.)

Тема

— Я хочу, чтобы Кенгарвей был разрушен в любом случае, даже после того как вам удастся захватить Дуггана Макнейрна. Это осиное гнездо должно быть стерто с лица земли!

— А что будет с его людьми? — спокойно спросил Гейбл.

— О чем речь? Они все там отъявленные воры и разбойники!

— Мне кажется, большинство из них настолько запуганы своим лэрдом, что не смеют ослушаться. Истинные виновники беспорядков — сам Макнейрн и некоторые его сподвижники. Никто не осмеливается перечить ему, потому что он убивает каждого, кто вздумает идти наперекор. Вряд ли найдется более надежный способ затыкать глотку неугодным!

Король усмехнулся:

— Да, убив человека, ты наверняка заставишь его молчать! Так вы просите, чтобы я проявил милосердие?

— Да, монсеньор, прошу.

— Милосердие? — проревел Фрейзер, подступая к Гейблу. — Да как вы можете толковать о милосердии? Его не заслуживает даже эта шлюха, дочь Макнейрна, которую вы держали пленницей в Бельфлере! Кенгарвей — настоящий рассадник заразы, и чем раньше с ним будет покончено, тем лучше.

Гейбла охватило желание вцепиться негодяю в глотку. Как он смеет так говорить об Эйнсли! Однако драка, да еще в присутствии короля, вряд ли поможет делу. Взгляды, которые бросал монарх то на одного, то на другого противника, и так ясно свидетельствовали о том, что он догадался об их вражде. Впрочем, решил Гейбл, сейчас не время разбираться с этим надменным лжецом Фрейзером. Перед ним стоит более важная задача — спасти Эйнсли и, по мере возможности, других невинных обитателей Кенгарвея.

— Не все в Кенгарвее заслужили такую участь, монсеньор, — игнорируя Фрейзера, обратился к королю Гейбл.

— Вы собираетесь оставить в живых даже сыновей Дуггана? — осведомился король.

— Да, если они дадут мне слово уважать договор, к которому их отец отнесся с таким презрением.

— И у вас есть основания полагать, что их слову можно верить? А не строите ли вы свои рассуждения на том, что напела вам в уши некая рыжеволосая красотка, с которой вы забавлялись у себя в Бельфлере?

— Нет, монсеньор. Я только прошу у вас позволения сохранить жизнь тем обитателям Кенгарвея, которые не окажут сопротивления и присягнут вам на верность.

— И вам тоже, — неожиданно добавил король. — Я решил отдать вам эти земли, так что все те, кто останется в живых после битвы, станут вашими людьми, и вы будете нести полную ответственность за их деяния. — С этими словами король жестом отослал Гейбла прочь. — Вечером я дам вам знать, к какому решению пришел. Это дело требует всестороннего рассмотрения.

Проклиная Фрейзера, Гейбл вернулся в комнату, которую занимал вместе с кузенами. Налив себе огромную кружку меду, он залпом выпил его и только тогда немного успокоился. Поразмыслив, рыцарь решил, что еще можно добиться милосердного отношения короля к Макнейрнам, надо только не возбуждать ненависти Фрейзера. Гейбл был рад, что на этот раз в замок не приехала леди Маргарет. Если бы он увидел эту женщину, то вряд ли смог удержаться от гневных слов, а это наверняка привело бы к скандалу.

— Как прошла аудиенция? — спросил Джастис.

— Не слишком хорошо, — нехотя признался Гейбл. — На ней присутствовал Фрейзер. Он уже давно отирается при дворе и наверняка не упустил случая в лживом свете преподнести королю нашу встречу с Макнейрном. Хотелось бы думать, что монарх не поверил всему, что услышал, однако полной уверенности у меня нет. К сожалению, я только вечером узнаю, как король намерен поступить с Кенгарвеем и его обитателями.

— Ты зря расстраиваешься. Тот факт, что король не винит тебя за неудачу с договором и, похоже, собирается проявить милосердие к жителям Кенгарвея, вселяет определенные надежды.

— Возможно.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке