Удар Ворона (3 стр.)

Тема

Он, прищурясь, посмотрел на кучку домов в небольшой зеленой долине.

– Деревня маленькая, но видишь первое здание? Рядом с ним печь. Это гончарная мастерская или пекарня.

– Но, папа, – сказал старший сын Таера Джес, который шел по другую сторону от отца, – Бенрольн говорит, что нам нужно зерно, а не посуда или хлеб.

– Это правда, – согласился Таер. – Сюда привезут зерно, если поймут, что здесь можно получить больше прибыли, чем на крупных рынках.

Джес удивленно нахмурился. Возможно, находил объяснение слишком сложным – или его отвлекло что‑то другое.

Странно, что именно Джес, который выглядит точно так же, как любой деревенский парень из Редерна, дороже всех платит за кровь Странников, кровь своей матери. И меньшая часть этой платы в том, что он медлителен в мыслях и словах, отчего многие считают его недалеким, хотя это совсем не так.

– Что‑то здесь не так, – сказал Джес немного погодя.

– Что именно? – спросил Таер. За словами Джеса иногда следить так же трудно, как за пересмешником в полете.

– Дома.

Джес неожиданно остановился и посмотрел вперед. Таер остановил Скью и попытался понять, что привлекло внимание Джеса.

– Над кузницей нет дыма, – сказал Лер.

– Вот именно, – сказал Джес, как всегда, кивая преувеличенно энергично. – В кузнице должен быть дым.

– Может, кузница сегодня просто не работает, – сказал Таер. – Скоро будем там.

Он слишком энергично сжал ногами бока коня и не смог сдержать болезненного вскрика.

Тень, истощившая его, колдуны, сломавшие ноги, и Странница‑Целительница, не сумевшая залечить их быстрее.

Последнее несправедливо, и он это знал. Брюидд предупредила его, что поездка верхом, а не в фургоне, приведет к тому, что колени будут дольше восстанавливаться. Но и так плохо, что он едет верхом, когда все остальные тащатся пешком, – он ни за что не сядет в фургон.

– С тобой все в порядке? – спросил Джес, приближая руку к ногам Таера. – Мама велела мне присматривать за тобой.

– Это колени. – Таер, несмотря на боль, улыбнулся старшему сыну. – Слишком долго они приходят в норму. Должно быть, я старею.

– Мама говорит, что ты их слишком напрягаешь, – ответил Джес, нахмурившись. Очевидно, улыбка Таера была не такой убедительной, как он надеялся.

Все они суетились вокруг него, и Таер находил это одновременно трогательным и раздражающим. Он предпочел бы переживать свою боль в одиночку.

– Брюидд говорит, что твоя мать слишком нервничает, – ответил Таер.

– А мама говорит, что лечение нужно предоставить Жаворонку, – добавил Лер, хотя тоже выглядел озабоченным. – Брюидд знает, что делает.

Джес нахмурился.

– Со мной все в порядке, – повторил Таер.

Леру он мог бы сказать, чтобы тот оставил его в покое, но Джес, если что‑нибудь взбредет ему в голову, становится удивительно упрям. Поэтому Таер посмотрел ему прямо в глаза и твердо сказал:

– Даже твоя мать согласилась с тем, что я вполне могу отправиться в деревню, чтобы договориться о продуктах: ведь именно это и должны делать Барды. Мы должны этому клану Странников больше, чем можем заплатить, но я могу купить для них припасы дешевле и обеспечить благоприятный прием, когда они будут здесь в следующий раз. Колени все еще беспокоят меня и будут беспокоить еще с месяц или два, но постепенно мне становится лучше.

Помогало то, что он говорил правду. Джес это услышит.

– Мне не нравятся эти колдуны, – сказал Джес, и на мгновение в его голосе прозвучало нечто мрачное и чуждое.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке