Кислотники

Тема

Аннотация: Николас Блинкоу — популярный английский писатель, литературовед, журналист и редактор. Критики называют его романы «Кислотники» (Acid Casuals, 1995), «Манчестерская тусовка» (Manchester Slingback, 1998), «Белые мыши» (White Mice, 1998) и «Наркосвященник» (The Dope Priest 1999) современной классикой.

Хотя Николас Блинкоу провозгласил себя и еще нескольких писателей «новыми пуританами» и даже издал соответствующий манифест, его роман «Кислотники» сочетает в себе все признаки «модной» книги: наркотики, транссексуалы, насилие, убийства и закрученный сюжет.

Николас Блинкоу

Посвящается Роберту Блинкоу

Глава первая

— Да. Уже еду. — Амджад бросил радиотелефон на приборный щиток, и голос его дяди растворился в хлюпанье дворников и горячем дыхании вентиляторов «ниссана». Дождь не переставая лил весь день.

Когда Амджад принял вызов, он был в паре минут от бара «Уорп». Поворот на Грейт-Энкоутс-стрит — и заведение в пятидесяти ярдах перед ним. У входа какой-то парень скакал и дергался, как ненормальный. «Веселенькие пляски под дождем!» — подумал Амджад, очень надеясь, что это не его пассажир.

Такси прочавкало по грязи и остановилось. Открылись двери бара, и вышла женщина. Довольно высокая — на каблуках, голова прикрыта от дождя шарфом. Плясун открыл перед ней дверцу такси, и она скользнула внутрь, на акриловые тигровые шкуры заднего сиденья. Парень последовал за ней.

— Куда едем, шеф? — спросил его Амджад. Ответила женщина:

— Палатайн-Корт, пожалуйста. Это за онкологической больницей.

— То, что надо, дорогая. — Амджад включил счетчик и нажал на педаль газа.

В зеркало заднего вида он бросил взгляд на женщину. И по выговору, и на вид — точно нездешняя.

Амджад сразу догадался, что она иностранка, — еще до того, как женщина заговорила. Будь она англичанкой, выглядела бы иначе. Английские девушки любят естественность, а уж если накладывают косметику, то лопатой. Англичанка на ее месте просто не знала бы, что с собой делать, — с таким длинным худым носом и глубокими унылыми морщинами по обеим сторонам огромного рта. А эта пассажирка сотворила из себя прямо-таки красотку. На тигровых шкурах, закутанная в большой черный шарф и увешанная дорогими цацками, она вполне могла сойти за кинозвезду.

Может, она и знаменитость, кто ее знает. Может, она с телевидения — диктор или кто еще. Амджад не мог взять в толк, что она здесь делала и почему обнималась с этим играющим в молчанку парнем, которого явно подцепила в баре.

— Извините… Разрешите спросить — откуда вы, милочка? — обратился к ней Амджад.

— Из Америки.

На американку она тоже не была похожа. Амджад уже собрался задать следующий вопрос, но женщина опередила его:

— Зачем ты повесил четки на зеркало? На счастье? Они сохраняют в равновесии твою карму?

Амджад засмеялся и щелкнул по связке бусин, закачавшихся на лобовом стекле. Они должны были отводить от него беду и пока неплохо с этим справлялись — ни одной аварии за все время, что он за рулем. Ничего хуже нескольких «чайников», «поцеловавших» его «ниссан», с ним не случалось, и никто еще не пытался угрожать ему пушкой.

— Они защищают нас всех от опасности, киска.

— От опасности, — повторил парень.

Его твердый городской выговор — свистящее "с" и резко падающий тон на "и" — казался каким-то ненатуральным. Парень мог быть родом откуда угодно, только не из Манчестера. Наконец-то нарушил молчание — вероятно, решил обратить на себя внимание:

— Мы и так в безопасности: у меня хорошая карма — ее хватит на всех.

Парень определенно белый. Насчет женщины Амджад не был уверен. Но вроде и не черная. Точно не из Пакистана, и не индуска, не бангладешка, ничего общего.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке