Китайский язык

Тема

Варакин Александр

Варакин Александр

Рассказ

Зашла будто на огонек симпатичная китаянка и сказала:

- Сянь-нянь.

- Няняу-сяо, - говорю.

Она улыбнулась как примадонна в дореволюционном кинематографе.

- Эге, - говорит по-китайски. - Да ты, оказывается, знаешь китайский язык?

Звучало это примерно так: "Эге! Синта-хань, цяо-вэнань?"

- Знаю, выходит, - удивляюсь. - Хо.

- А монгольского не знаешь? - спрашивает симпатичная китаянка. На китайском, естественно, наречии.

- Знаю, - говорю. - Знаю доподлинно, что есть такой, но на оном выражаться не умею. Вот разве что словечко одно запало: то ли Цэдэнбал, то ли Мыдрынжыйн какой-то. Цэдэнбал - по-ихнему, кажется, товарищ.

Ну, она тогда сказала, что хочет со мной поболтать на родном для нас обоих (!) языке. Если меня это, конечно, не затруднит. Удивляюсь, но виду не подаю.

- Нисколько не затруднит, - отвечаю. - Полезно поболтать.

Припоминаю Бо-цзюй-и в подлиннике. Запросто цитирую:

Лао-цзинь, Лао-цзинь,

Хана-хэу-хэнань.

Я уйду от тебя

В предрассветную рань.

Негусто, прямо скажем. Но ведь и не пусто! Да еще с непривычки. Думаю, языковеды позавидовали бы.

- А откуда у тебя пекинское произношение? - спрашивает.

Остроумно так отвечаю:

- Уродился. От земли, стало быть.

- Как много у нас общего! - произносит симпатичная китаянка и развязывает поясочек своего кимоно. - Жарко у тебя тут. Если уж я жить с тобой остаюсь, прежде надо ванну принять.

- Сяо, - соглашаюсь. И иду на кухню готовить китайскую глазунью.

Это у нас глаза круглые, а с китайской пришлось повозиться. Ничего, крышкой накрыл, подержал подольше, а потом соответствующие щелочки в пленке проковырял.

Тут китаянка из ванны вернулась, слово "шам-пунь" повторяет, и слышу, наконец, что и это словечко китайское. Диву даюсь.

За завтраком узнаю, что зовут ее Галя - Лю, то есть. А я и сам Вань-Кузь-минь. Совсем тепло на душе стало. Вот ведь этнографический феномен! Чую, родней моей Лю-Хань и на свете никого.

- А вот в провинции Наганай-цунь самые вкусные мань-тоу готовят. Тебе на ужин сделать, Вань?

- Небезынтересно, - говорю, - национального блюда отведать. Давно не ел настоящих мань-тоу.

Так мы и зажили с моей Лю-Хань душа в душу. Ну, палочками есть я сразу же научился; рис, конечно, стал готовить только по-китайски - это значит, рису поменьше, а побольше воды; Конфуция всего перечитал раз девять-одиннадцать; китайскую прессу выписал, чтоб всегда в курсе быть экономической, политической и культурной жизни дружественного нам Китая.

Через год Лю-Хань тройню принесла. Симпатичные мальчишки у нас получились: Вань, Вась и Вить. Вань и Вась на меня шибко похожие, хоть и не старался нисколько. А вот Витька, стервец, весь в мать-перемать - красавец писаный, забавник и певун. Бывалоча, как запоет, когда под себя наделает, спасу нет. Думаю, вот вырастет, в музыкальную школу его определю...

- Ну-ка, теперь по-русски чего-нибудь скажи, - просит меня Лю однажды.

А я с удовольствием! Ведь уж год, как ни слова по-русски, даже затосковал. Ну, и говорю:

- Сю, - говорю.

- Так, - говорит. - А еще?

- Сю-сяо, - говорю.

- А пообъемистее что-нибудь?

- Сю-сю-сю-сюр.

- И все?

- Черт его знает, - говорю. Но говорю опять же по-китайски.

У нее, бедной, аж слезы умиления на глаза-щелочки навернулись. Я в ответ тепло почувствовал к моей Лю-Хань необыкновенное, сам прослезился.

- Правда? - пытает она меня.

- Чистая правда, - говорю.

- Навсегда забыл?

- Просто провал какой-то! Ничего не понимаю.

Бежит она тогда к телефону, звонит смутно припоминаемому мною Линяо-цэцэ и долго-долго объясняет ему в трубку непонятные вещи.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке