Признание пары (3 стр.)

Тема

Только два передних "фоккера" преследуют Якушева и Спешнева.

Переключаюсь с волны наведения на волну разведки.

Ожидаю услышать измученные прерывающиеся голоса изнемогающих от ран летчиков. Однако майор Спешнев отвечает завидно спокойным тоном:

- Спасибо, Волга-семь, видим гадов. Сейчас дадим им чесу.

Оба "яка", только что летевшие почти рядом, изящно расходятся в стороны. Словно лезвия гигантских ножниц распахнулись. Но "яки" тотчас вновь начинают сближаться-лезвия ножниц складываются. Теперь их полет не кажется мне ковылянием из последних сил.

А "фоккеры" по инерции врываются в захлопывающийся просвет между "яками". И вот уж задний "як"

наискось пересекает путь "фоккерам". Отрывисто рявкают его "шваки". Передний "фоккер" вздыбливается, но вверх не идет - оседает на хвост, будто с ходу напоролся на колючую проволоку. Зависает, качается с крыла на крыло и... падает, падает! Второй делает резкий поворот вправо, с земли кажется: он того и гляди столкнется с "яком", который сбил его ведущего. Но в этот момент за хвостом "фоккера" проносится передний "як" - когда только успел?! Коротко стучат "шваки". "Фоккер"

клюет носом, как бы ныряет, и тоже падает.

Опять оба "яка" летят почти рядом. Лезвия их "ножниц" отрезали преследователей, снова сложились... Неужели ковыляние, спотыкание, тяжелый косой полет - лишь хитрый четкий маневр?

Так-падая, волоча крыло по земле, еле-еле взлетая и снова падая отводят врага от своих птенцов глухарка, тетерка... Но вот мать увлекла за собой лису или собаку, закружила по лесу, увела далеко в сторону от выводка. И мгновенно преобразилась: из больной и немощной превратилась в совершенно здоровую - легко поднялась на крыло, улетела. А враг и взрослую птицу не поймал, и птенцов ему уже не найти.

Я подтверждаю по радио двух сбитых разведчиками "фоккеров" и хочу переключиться на волну наведения.

Однако майор Спешнев вместо обычного ответа просит:

- Проследите за нашей вынужденной посадкой - горючка вся. Сообщите восьмому: ждем машину, техников, бензин.

Ясно: майоры "ножницами" прошли весь обратный маршрут от объекта разведки. Их лезвия то складывались-отсекали врагов, защищали друг друга, то снова размыкались -уводили немцев в стороны. И опять захлопывались. Только каждый раз по-разному, всегда в иной плоскости, с новым размахом. Вот уж пара так пара!

Но, конечно, зигзаги получились длиннее прямого пути - бензина не хватило. А теперь... лишь бы немцы не засекли посадку разведчиков, не сбили бы их - беззащитных в момент планирования. Позвать Королева, чтоб прикрыл? И ему трудно, и фрицы могут заметить - увязаться за ним...

Я передаю в дивизию срочную радиограмму, продолжая следить за разведчиками. Ну вот, сели прямо в степи, вылезли из самолетов... Похоже, ни тот, ни другой не ранены - разминаются.

Переключаюсь на волну наведения. Ура! Летчики Королева и Залесского сбили еще одного "месса", погнали остальных на запад.

После счастливого боевого дня, после сытного ужина всеми владеет приподнято-радостное настроение-никому не хочется уходить из столовой.

Неожиданно входит генерал. И опять на устах у всех события этого победного дня. Каждому нужно поделитьсясвоими наблюдениями, мыслями... Рассказываю генералу о "ножницах". Он усмехается, спрашивает:

- Что, удивлены слетанностью майоров Спешнева и Якушева?

И сам же себе отвечает:

- Да, по должности им вместе летать не положено.

И казалось бы, откуда такой слетанности взяться? Но я-то их давно знаю. Поэтому и выпустил в трудную разведку. Никто, кроме них, не справился бы. А они - настоящая пара.

По красивому, смуглому от загара лицу генерала проплывают тени воспоминаний.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке

Популярные книги автора