Стальную Крысу в президенты (19 стр.)

Тема

На заре мы достигли берега и свернули к курорту. По дороге брели к полям крестьяне. Завидев приближавшийся черный автомобиль, они отскакивали к обочине, снимали шапки, кланялись. Мы, как и полагается богачам, не замечая их, величественно катили мимо.

Еще полтора часа пути – и мы у туристского комплекса.

– А вон и ресторан! – воскликнула Анжелина. – Столики на открытой террасе. Выглядит вполне прилично.

– Боливар, высадишь нас у входа, поставишь машину на стоянку так, чтобы была видна из ресторана, займешь столик на должном от нас расстоянии, – распорядился я. – Джеймс, сядешь с братом.

Быть богатым среди бедных – что ни говори, приятно, обслуживают тебя только по первому классу.

К нашему автомобилю подскочил сам управляющий рестораном, с поклоном распахнул дверцу.

– Рад вас видеть в нашем ресторане, леди и ваша честь, рад видеть!.. Столик? Вон тот устроит? – Он кивнул на столик в глубине зала. – Малейшее ваше желание – закон для меня.

– Огня.

Я вытащил из нагрудного кармана черут <сигара с обрезанными концами> . С зажженными спичками ко мне бросились трое официантов, чуть не подрались за привилегию подать мне огня. Я развалился в кресле, небрежно пустив из ноздрей дым, сдвинул широкополую шляпу на затылок. Анжелина села напротив. – Вот это жизнь!

– Джим ди Гриз, ты – неисправимый пижон, – сквозь зубы прошептала Анжелина. – Ты освобождаешь этих людей от угнетателей, а ведешь себя под стать тирану.

– Разве, выполняя за местных грязную работу, нельзя наслаждаться жизнью? Нет, первый класс во всем! Ну, наконец-то! – добавил я, выхватывая из трясущихся рук официанта меню.

Допив четвертую чашку кофе, я с удовлетворением откинулся на спинку кресла, щелчком пальцев поманил Джеймса. Изображая преданного хозяину слугу, тот суетливо вскочил с места, подбежал ко мне. Я не торопясь извлек из целлофановой обертки очередную сигару. Он с зажигалкой в руке склонился ко мне.

– Пойдешь к своему столику, обрати внимание на разговаривающего с тремя упитанными туристами юношу в зеленой рубашке, – тихо сказал я. – Нам везет, это Хорхе. Он выведет нас на связь с подпольем. Незаметно следуй за ним, узнай, где он живет.

– Будет сделано, па. Он в жизни не догадается, что за ним "хвост".

Джеймс ушел. Анжелина наступила мне под столом на ногу и сообщила:

– Дорогой, похоже, у нас проблемы. Взгляни направо.

Я скосил глаза. К нам приближались двое. Одежда штатская, но походка, заносчивый вид... Полицейские! У крайнего столика они остановились, заговорили с юной парочкой. Парень и девушка поспешно достали бумаги, очевидно – удостоверения личности, дылды придирчиво их просмотрели.

Н-да, проблемы – документов у нас нет.

– Анжелина, ты – сама наблюдательность, – похвалил я жену. – Отправляйтесь вместе с Боливаром на стоянку, подгоните машину к выходу, а я тем временем расплачусь.

Я поманил официанта, он стремглав кинулся ко мне. Полицейские, не останавливаясь, прошли мимо двух занятых инопланетными туристами столиков и рядом со мной оказались одновременно с официантом. Я бросил несколько банкнотов, встал.

– Ваша честь, у вас есть паспорт? – обратился ко мне полицейский похлипче и пониже.

Я не спеша оглядел его с головы до пят и, дождавшись, когда он пошел лиловыми пятнами, отрезал:

– Разумеется, у меня есть паспорт.

И направился к выходу. Немудреный прием, обычно срабатывает, но на этот раз не прошел. За спиной раздался дрожащий голос хлипкого:

– Будьте добры, покажите паспорт нам.

К тротуару у выхода подкатила наша машина. Она совсем близко, до нее рукой подать, но погони, перестрелки... Надоело!

Я развернулся на каблуках и уставился на полицейского взглядом василиска.

– Как тебя зовут, грубиян?

– Виладелмас Пуюол, ваша честь.

– Напряги слух, повторять не буду.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке