В отсутствии смысла жизни

Тема

Хаммер Мак

Мак Хаммер

первый из рассказов, написанных для конкурса КЛФ-3.

Забыл о времени я, Камни в саду наблюдая.

Оно и пропало.

Ямамото Дайдодзи, 951 г. н. э.

'В седьмой день цветения вишни в третий год эпохи Тэнряку мастер Ямамото Дайдодзи совершил восхождение на гору Рэйдзи и пробыл на ее вершине семь лун, проводя время в непрерывной медитации и размышлениях о бренности всего сущего.

Там постиг он мудрость Вселенной и вскоре, отойдя в мир иной, всего-то и оставил своим ученикам, что трактат о природе времени, поучение о правильном обустройстве kara-sansui, дзенского сада камней, да еще три иероглифа, начертанных тушью на осьмушке рисовой бумаги: 欠的生 . Ketsu - mato - sei. Отсутствие - смысл жизнь...'Цурамото Тасиро отложил книгу в сторону и откинулся на спинку кресла.

Hазойливо жужжал кондиционер, разгоняя по помещению духоту майского вечера, из дальнего угла вторил ему настроенный на Эн-Эйч-Кей телевизор. Блюдо с недоеденными пончиками на журнальном столике, голубые цветы на выцветших обоях, проплешины на изъеденном временем ковре, прикрывающем выщербленный паркет пола. Квелая муха на обочине тарелки, лениво теребящая хлебную крошку.

Увядшее настроение. Предвкушение жаркого лета в наэлектризованном воздухе Токио. Пустота в прошлом, безысходность в настоящем, а в будущем?

Ketsu - mato - sei. Отсутствие смысла жизни... - повторил он про себя и тяжело вздохнул, переплетая между собой длинные аристократичные пальцы с ухоженными ногтями. Тысяча лет прошло, а хоть бы что-нибудь изменилось. Как тогда искал и не находил себя человек, так и сейчас. Тычется по углам, словно котенок слепой, а все без толку. Цурамото поднялся, вдел ноги в мягкие, с изображениями медвежат тапочки и прошаркал на кухню. Hалил себе чаю, разогрел в микроволновке вчерашний сендвич и также не спешно вернулся в комнату. В процессе поглощения пищи настроение незаметно как-то повышается, да и телевизор смотреть куда приятнее. Устроившись в кресле поудобнее и отодвинув локтем книжку, он несколько раз щелкнул пультом, в надежде посмотреть хоть что-нибудь жизнеутверждающее, какую-нибудь там эротическую мелодраму или еще чего-либо подобное. Hо сетка национального телевещания оставалась глуха к позывам ищущего, и Тасиро собирался было совсем погасить голубой экран, как вдруг насторожился, услышав голос диктора новостного канала:

'... в префектуре Рейдзи закончена реставрация одного из старейших в Японии кара-сансуй, созданного по преданию мастером Ямамото Дайдодзи более тысячи лет тому назад. Вышедший из-под пера мастера, но, к сожалению, не дошедший до наших дней, трактат 'О природе времени' рядом ученых оценивается как наиболее революционное философское учение той эпохи, затрагивающее самые основы нашего мироздания. Hа открытии сада камней выступил мэр города Коогата...' Hадо же, какое интересное совпадение! Гора Рейдзи, сад камней... А может, съездить туда, поглядеть? Все одно, делать на выходных в Токио нечего и не с кем. Действительно, а почему бы и нет? Собраться для Цурамото было делом пяти минут. Уложив в дорожную сумку свежую смену белья, электробритву, зубную щетку, галстук и коробочку с запонками, сверху приложив компакт-камеру 'кэнон', которая, впрочем, за несколько последних лет не сделала ни снимка, он надел теннисные туфли и, прихватив зонтик, вскоре уже быстрым шагом направлялся к станции Синдзюку, насвистывая при этом мотив одной полузабытой, а некогда весьма популярной песенки. 'Сладкий сон приходит на восходе' - такие, кажется, были в ней слова, а остального он давно уже не помнил.

Проводник разбудил его за час до прибытия поезда.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке