Скромное обаяние художника Яичкина (Божий одуванчик - 2)

Тема

Аннотация: Добропорядочные искусствоведы и нечистоплотные антиквары, монструозный буфет и неизвестный художник, интеллигентные бандиты и лихие братки, влюбленные мужья и коварные соблазнители, утраченные и вновь обретенные шедевры мирового искусства, убийства, похищения и тихие семейные радости. И, как обычно, в центре этого уморительного, несуразного и восхитительного урагана Галочка Перевалова и ее неукротимая бабуля - несравненная, непобедимая и легендарная.

Анастасия Зубкова

Добропорядочные искусствоведы и нечистоплотные антиквары, монструозный буфет и неизвестный художник, интеллигентные бандиты и лихие братки, влюбленные мужья и коварные соблазнители, утраченные и вновь обретенные шедевры мирового искусства, убийства, похищения и тихие семейные радости. И, как обычно, в центре этого уморительного, несуразного и восхитительного урагана Галочка Перевалова и ее неукротимая бабуля - несравненная, непобедимая и легендарная.

Наш кот Егор дожевал последнюю мишуру, елка была спроважена, игрушки упакованы, премия потрачена на всякую ерунду, и мучительно хотелось веселья. Однако календарь гласил, что ближайшим праздником, который нам предстоит, будет 14 февраля, День Всех Влюбленных.

Признаться, его мы ждали без особой радости: в отличие от всех нормальных супружеских пар, в этот день всячески демонстрирующих друг другу свою любовь и осыпающих дражайшие половины подарками и цветами, мы с Пашкой умудрялись переругаться чуть ли не до драки. Заканчивалось все попорченным семейным имуществом, переводом ценных продуктов и нездоровыми сенсациями среди ближайшего круга родственников и друзей.

Я бы не сказала, что мы с Пашкой - отпетые скандалисты, которые целыми днями вопят дурными голосами и гоняются друг за другом, бешено вращая глазами. Весь год мы тихие, симпатичные люди, он - программист, я - журналистка, домоседы, большие ценители уюта и тихих семейных радостей. Однако ко дню Святого Валентина в нас как бес вселяется - все эти сердечки, мишки, открытки с трогательными надписями, ленточки и прочая дребедень действуют на нас угнетающе: мы принимаемся ругаться как в итальянских фильмах и мексиканских сериалах - с заламыванием рук и беготней друг за другом, величественными рыданиями и африканскими страстями.

Приложение № 1. Список тем, на которые мы ругались с Пашкой 14 февраля в разные годы

2002 год. Пашка посмел заявить, что «маленькие симпатичные хомячки из мультика» - «мерзкие твари, при одном взгляде на которых, понимаешь, что человек - действительно царь природы».

2003 год. Я постирала любимую Пашкину желтую рубашку со своими черными колготками и издевательски заметила, что «это изысканно, это батик».

2004 год. Наш котик Егорушка ободрал всю (всю!) свежепоклеенную стену, Пашка порывался выкинуть его в окно (фиг-то он бы его поднял), а я встала на сторону милого пушистого зверька.

2005 год. Я выказала явный и ничем не завуалированный испуг, когда увидела бегущую на нас любимую Пашкину тетю Милу (старушка пару дней назад сходила в парикмахерскую, где ее причесали и покрасили под Мерлина Мэнсона)

2006 год. Пашка относил на помойку мусор, а заодно прихватил с собой пакет, в котором лежали мои перчатки, зонтик и капюшон от куртки.

Именно поэтому недели за две до приближения этого знаменательного праздника, мы с Пашкой начинали искать подходы друг к другу, становились ласковыми, заботливыми и всепрощающими - уж очень жалко было семейного имущества и собственных нервов.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке