Привратник

Тема

Яворский Максим

Максим Яворский

Безумный дудочник увел всех. Даже кошек и тараканов. Hо не меня...Я видел, как горожане покидали свои дома и пестрой рекой вытекали за городские ворота. Мимо меня проходили дети и женщины, молодежь и старики, владыки города и нищие, стража и воры. Я видел даже градоначальницу. Она шла заливаясь радостным смехом, на ее лице блестели слезы долгожданного, но все таки обретенного счастья. Хозяйка Hетариша, словно малое дитя, шатаясь и пуская слюни покидала свой город. За ней шла ее семья: ее заносчивый сын и пятеро до сих пор тщательно скрываемых дочерей. Они на самом деле оказались такими уродливыми, как о том толковали на городских базарах. Hо и на этих безобразных лицах сияла корявая улыбка блаженства. Было больно видеть, как уходят друзья. Те немногие, которым можно было доверить свои страхи, с которыми можно было безбоязненно поделиться самыми бредовыми идеями и предположениями. Теперь же все происходящее казалось бредом, а поделиться было не с кем. Все ушли.Дудочник играл в поле, за земляными валами. Его худощавая фигура одиноко возвышалась среди чахлого кустарника. Со стен не было видно его лица, но можно было рассмотреть как он одет. Зеленая жилетка, черная рубаха и неопределенного, рябого цвета штаны. Hа голову нахлобучена ярко-оранжевая широкополая шляпа. Дудочника можно было сравнить с маяком: он был высок, а шляпа была похожа на пламя фонаря. И он звал за собой. Он манил к себе, обещая все в обмен на ничто. Дудочник молчал, но за него говорила его музыка - сводила с ума, звала вдаль, к лучшей жизни, к счастью. Противиться просто было невозможно. И все ушли...Все, кроме меня и глухонемого плотника Туда. Плотник не ушел, потому что не слышал завораживающих трелей дудочника. Он стоял в двух шагах от меня и смотрел, как покидают город его дочь и жена. Плотник пытался остановить их, но безуспешно. Остался только сын плотника. Паренек лежал у ног отца и разможженым черепом и идиотской ухмылкой, отражающей когда-то царивший в душе экстаз. Плотник беззвучно рыдал, уронив окровавленный молоток. Отец остановил сына собственной рукой. И остался сам.Я не ушел, потому что Туд прибил мои ладони к воротам. Я просил об этом сам. И старый плотник выполнил мою просьбу, потому что был мне должен. Долг был возвращен полностью. Я видел как город покинули люди, и к тому же остался в нем. Стальные гвозди не удержали меня от сумашествия, но позволили остаться в городе, вернее у его входа. Два прокаленных куска металла сохранили мне жизнь. Я искренне поверил, что дудочник поведет людей на смерть едва услышал его музыку. Поэтому, мои руки и пронзил металл. Туд, пришедший к начальнику крепостной стражи, что-бы получить размеры настенной баллисты спас меня. Я стоял на карауле последний день. Потом собирался недельку погулять. Молодой стражник мог найти в Hетарише достойное себя развлечение. Планы, которые я строил четыре дня, подпирая обитые железом ворота, в один миг разрушил безумный дудочник. Почему я заставил Туда приколотить мои ладони к воротам, не знаю... Тогда я просто поверил. И не ушел...В течении двух дней дудочник собирал своих слушателей в поле, прежде чем увел их на восток. Два дня я безумствовал - рыдал, выл и пытался освободиться. Как и всех музыка манила меня. Я рвался вперед, стремился достичь счастья, которое, казалось, жар-птицей восседает на яркой шляпе дудочника - великого благодетеля людей. Я купался в волнах безумия, тонул и жадно хватал воздух. К счастью гвозди крепко держали меня. Я остался на вратах опустевшего города. Последний стражник Hетариша...Когда безумие немного попустило меня, то сразу же сердце сковало оковами безисходности.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке