Любовь Яровая

Тема

Алексей Бабий

триллер

С Яровой сняли шапку. Не бог весть какую, норковую трёхлетней носки, но другой не было. Любовь Ивановна шла себе домой, и подумала ещё: прямо, через пустырь — или в обход, по улице; а сумка была тяжеленная, и решила — прямо. Тут-то и протопотал кто-то мимо, обдав её морозным ветром и толкнув слегка. Любовь Ивановна хватилась — а на голове ничего нет. Тут же опять послышался топот, её опять толкнули, и кто-то пронёсся мимо, крикнул что-то, а что — не разобрать. Любовь Ивановна с удивлением ощутила на себе шапку, нахлобученную кое-как. Мужскую, из обыкновенного кролика. Это её достало окончательно. Любовь Ивановна села на сумку и зарыдала. Так оно всё одно к одному подкатило — и на работе неприятности, и Виктор, и Вовка-стервец, а теперь ещё и шапка… Шуточки, однако! Раньше просто снимали, а теперь, видишь, меняются. Почему-то именно это показалось обиднее всего. Она бросила шапку на дорогу и стала её топтать, молча всхлипывая. Любовь Ивановна так увлеклась этим занятием, что не услышала, как, пыхтя и отдуваясь, к ней подошёл прохожий.

— За что вы её так?

— Не ваше дело!

— Как это не моё! Шапка-то моя!

И точно, шапки на мужчине не было, зато пар валил от него, как из каменки, и пот лился ручьём.

— Не догнал! — сокрушённо сказал горячий мужчина. — Он меня раза в два моложе! Да вы шапку-то отдадите или нет? или уж на голову наденьте, не июль!

— Уж лучше вы шапку наденьте! — сконфуженно сказала Любовь Ивановна. — Взопрели, в самый раз простудиться!

И, тщательно отряхнув и расправив шапку, нахлобучила ему на голову. Простое это движение оказалось не совсем обыкновенным: Любовь Ивановна была ростику небольшого и, чтобы достать до его головы, ей пришлось сделать шаг и подойти вплотную. Получилось даже что-то вроде объятия. Это несколько смутило обоих.

— Грхм. — сказал мужчина. — Лет этак пятнадцать тому назад я мечтал познакомиться с девушкой путём спасения её от хулиганов. А вот, когда случай представился… Работа-то сидячая, лет пять не бегал вообще! Да вы хоть шарф-то на голову накиньте! У меня шарф здоровенный! Я вас до дому доведу, чтоб ещё и шарф не сняли.

Ну вот, не было гроша, да вдруг алтын! И сумку есть кому нести, и ухватиться, если скользко. Шапку жалко, конечно, но всё равно пора новую покупать.

Любовь Ивановна поглядела на спасителя. А ничего мужик, её же лет или чуть постарше. Скроен ладно, сшит, видать, похуже — до сих пор отпыхивается. Романтическое такое приключение. Кабы скинуть лет десять, да не ждал бы дома муж… О, господи! Зачем о нём, давайте о приятном…

— Милиция? — говорил незнакомец. — В милицию обращаться бесполезно. Они и раньше не нас от преступников, а государство от нас защищали. А теперь вообще непонятно зачем. Тут бизнесменов, как куропаток, отстреливают, и хоть бы что — а вы хотите, чтобы из-за вашей шапки кто-то пошевелился. Только время и нервы потеряете. Купите лучше новую шапку, да и делу конец.

— Вы хоть знаете, сколько сейчас шапка стоит?!

— Не знаю. А работаете-то кем?

— Бухгалтером, — соврала зачем-то Любовь Ивановна. Ну, не совсем соврала. Но всё таки…

— Бухгалтером? — поразился незнакомец. — Это где же надо работать бухгалтером, чтоб на шапку не хватало? И что, на самостоятельном балансе?

— На самостоятельном. — опять соврала Любовь Ивановна. То есть, опять-таки не совсем соврала. Но всё-таки…

— И сколько лет?

— Десять. — вот тут Любовь Ивановна не соврала.

— У меня к вам деловое предложение. И меня бухгалтер… ну, в общем, неважно… Сделайте годовой баланс — вам на три шапки хватит, или даже больше.

— Ну, не знаю. — сказала Любовь Ивановна.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке