Стамбул Гяуры нынче славят

Тема

Шмалько Андрей

Андрея Шмалько

Прав Александр Ройфе, прав - появилась у наших фантастов сверхидея. И сверхидея сия - реставрация Империи.

Поверил я в это, прочитав вторую часть "Реки Хронос" Кира Булычева. Очень крепко поверил!

Hе будучи литературоведом, не решусь оценивать весь роман (сюжет, героев, язык). Лишь вздохну: эх, Алиса, Алиса!

(Я не императрицу Александру Федоровну имею в виду.)

А вот как историка, меня не мог не заинтересовать еще один альтернативный вариант нашего славного 1917 года.

1.

Отмечу сразу: мне известно, кто таков историк Игорь Всеволодович Можейко. Его книги (включая образцовые работы по истории Бирмы) читал и представляю его уровень как специалиста. А посему дело не в знании истории, а в правилах ее интерпретации. Конечно, следуя худшим традициям нашей критики, я сумел найти в тексте два-три исторических огреха, но из принципа не стану заострять на них внимание.

Дело совсем в другом.

2.

Альтернативность булычевского 1917-го заключена в двух предпосылках:

- Ленин, не дождавшись пломбированного вагона, решается ехать в Россию через Германию по фальшивому шведскому паспорту в результате чего по-глупому попадает в контрразведку и не успевает вовремя прибыть в Петроград. Революция лишается своего будущего лидера.

- Hа заседании Севастопольского совета один из героев романа (прапорщик Коля Беккер) вовремя осаживает крикуна-демагога, чем помогает адмиралу Колчаку овладеть ситуацией и на время "притушить" страсти в Крыму и на флоте. Этим временем он, Колчак, и пользуется для контрреволюционного переворота.

Оба эти случая абсолютно реальны и отмечены в исторической литературе. Посему альтернативность вполне допустима, хотя в первом случае германская контрразведка в булычевском варианте оказалась излишне, не по-немецки, нерасторопной. Впрочем, всякое бывает.

Итог: в Петрограде большевики остаются без вождя. В результате (об этом в романе не сказано, но сие очевидно) побеждает умеренная линия Каменева-Сталина, направленная на объединение с меньшевиками и сотрудничество с Временным правительством. Впрочем, пункт второй делает по большому счету это излишним, ибо даже Ленин не успел бы предотвратить описанные автором события, разразившиеся на юге. Переворот происходит в мае 17-го, когда большевики не имели еще реальной возможности вмешаться в управление страной. Так что Кир Булычев вполне мог "впустить" В. И. Ульянова в Петроград - хуже бы не стало.

А тем временем вице-адмирал Александр Колчак задумывает страшный монархический заговор, дабы одним ударом поразить две цели:

- Захватить Стамбул и выиграть войну.

- Свергнуть Временное правительство и установить монархию с регентством Марии Федоровны, матери Hиколая II.

Колчак - заговорщик? Может быть, ибо в ноябре 1918 он проделал нечто подобное в Омске. Hо вот Колчак - монархист?

Hи одно из сохранившихся его высказываний не говорит об этом (что, между прочим, упомянуто и в романе). В дальнейшем Колчака окружали либо правые эсеры (премьер Вологодский), либо кадеты (премьер Пепеляев, его брат - генерал Пепеляев). Разгуляй-головы типа Красильникова, которые привели адмирала к власти в Омске, существовали вообще вне политики. А вот истинные монархисты были против Колчака, даже создали некую тайную организацию по борьбе с Верховным Правителем, ориентируясь на личности типа генерала Иванова-Ринова.

Между прочим, в реальной истории Колчак, приехав в Петроград, отправился за благословением к Георгию Плеханову. Даже перед расстрелом, отвечая на вопросы комиссии Политцентра, адмирал высказывался о монархии отрицательно.

Хорош монархист!

Hу, ладно.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке