Поэма о голодном человеке

Тема

Аверченко Аркадий

Аркадий Аверченко

Сейчас в первый раз я горько пожалел, почему мама в свое время не отдала меня в композиторы.То, о чем я хочу сейчас написать, ужасно трудно выразить в словах... Так и подмывает сесть за рояль, с треском опустить руки на клавиши -- и все, все как есть, перелить в причудливую вереницу звуков, грозных, тоскующих, жалобных, тихо-стонущих и бурно-проклинающих.Но немы и бессильны мои негибкие пальцы, но долго еще будет молчать хладнокровный, неразбуженный рояль, и закрыт для меня пышный вход в красочный мир звуков...И приходится писать мне элегии и ноктюрны привычной рукой -- не на пяти, а на одной линейке, -- быстро и привычно вытягивая строку за строкой, перелистывая страницу за страницей. О, богатые возможности, дивные достижения таятся в слове, но не тогда, когда душа морщится от реального прозаического трезвого слова, когда душа требует звука, бурного, бешеного движения обезумевшей руки по клавишам.Вот моя симфония -- слабая, бледная в слове...

* * *

Когда тусклые серо-розовые сумерки спустятся над слабым, голодным, устало смежившим свои померкшие, свои сверкавшие прежде очи -- Петербургом, когда одичавшее население расползается по угрюмым берлогам коротать еще одну из тысячи и одной голодной ночи, когда все стихнет, кроме комиссарских автомобилей, бодро шныряющих, проворно, как острое шило, вонзающихся в темные безглазые русла улиц -- тогда в одной из квартир Литейного проспекта собираются несколько серых бесшумных фигур и, пожав друг другу дрожащие руки, усаживаются вокруг стола пустого, освещенного гнусным воровским светом сального огарка.Некоторое время молчат, задыхающиеся, усталые от целого ряда гигантских усилий: надо было подняться по лестнице на второй этаж, пожать друг другу руки и придвинуть к столу стул -- это такой нестерпимый труд!..Из разбитого окна дует... Но заткнуть зияющее отверстие подушкой уже никто не может -- предыдущая физическая работа истощила организм на целый час.Можно только сидеть вокруг стола, оплывшей свечи, и журчать тихим, тихим шепотом...Переглянулись.-- Начнем, что ли? Сегодня чья очередь?-- Моя.-- Ничего подобного. Ваша позавчера была. Еще вы рассказывали о макаронах с рубленой говядиной.-- О макаронах Илья Петрович рассказывал. Мой доклад был о понированной телячьей котлете с цветной капустой. В пятницу.-- Тогда ваша очередь. Начинайте. Внимание, господа!Серая фигура наклонилась над столом еще ниже, отчего черная огромная тень на стене переломилась и заколебалась. Язык быстро, привычно пробежал по запекшимся губам, и тихий хриплый голос нарушил могильное молчание комнаты.-- Пять лет тому назад -- как сейчас помню -- заказал я у "Альбера" навагу фрит и бифштекс по-гамбургски. Наваги было 4 штуки, -- крупная, зажаренная в сухариках, на масле, господа! Понимаете, на сливочном масле, господа. На масле! С одной стороны лежал пышный ворох поджаренной на фритюре петрушки, с другой -- половина лимона. Знаете, этакий лимон ярко-желтого цвета и в разрезе посветлее, кисленький такой разрез... Только взять его в руку и подавить над рыбиной... Но я делал так: сначала брал вилку, кусочек хлебца (был черный, был белый, честное слово) и ловко отделял мясистые бока наваги от косточки...-- У наваги только одна косточка, посредине, треугольная, -- перебил, еле дыша, сосед.-- Тсс! Не мешайте. Ну, ну?-- Отделив куски наваги, причем, знаете ли, кожица была поджарена, хрупкая этакая и вся в сухарях, в сухарях -- я наливал рюмку водки и только тогда выдавливал тонкую струю лимонного сока на кусок рыбы...

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке