Убийца нужен всем

Тема

Кукаркин Евгений

Евгений Кукаркин

Написано в 1997 г. Приключения.

ПРОЛОГ

Я не помню своих родителей, по моему их у меня не было. Все мое детство это больница, детский дом и странные взгляды взрослых, которые шепотом говорили, показывая на меня, то ли "сканированный", то ли "клонированный", очень не понятные для меня слова до сих пор. Каждый раз при медицинском осмотре, меня проверяют тщательно, жестче чем других. Однажды, при очередном осмотре, я прочел на моей медицинской карте, штамп: "Для служебного пользования" и очень удивился, почему мои документы прячут отдельно от всех в сейф. Я рос как все ненормальные дети в закрытых заведениях. Вернее, подвергался унижению, издевательству и битью от старших, вечному недоеданию в столовой и презрению со стороны мальчиков и девочек, имеющих родителей. Но вот кончился срок пребывания в детском доме и со мной последнюю беседу провела директор, Валентина Матвеевна.

- Ну вот, Юра. Ты окончил школу и пора тебе задуматься, чем заняться в этой новой для тебя жизни. Куда ты предполагаешь, пойти?

- Не знаю. Может быть в армию.

- Это хорошее дело. Хочешь, мы отправим тебя в училище. Я помогу через военкомат...

- Помогите, - я пожал плечами.

Мне было все равно. Лишь бы уйти из этого гнусного детского мира.

- Вот и умница...

- Валентина Матвеевна, мне уже 18 лет. Можно считать, я взрослый и наверно уже имею право узнать кто мои отец и мать?

Она мнется, потом все же кивает головой.

- Видишь ли, конечно имеешь. Твой отец... очень красивый человек. Я тебе покажу его фотографию.

Она достает из папки фотографию и протягивает мне.

- Но это же... я, только чуть постарше.

- Вы очень похожи.

- Так кто же он?

- Я не могу тебе этого сказать. В твоей анкете ничего об этом не написано. Знаю только фамилию, имя и отчество, Максимов Иван Данилович.

- А кто же мать?

- Матери? Матери нет...

- Как нет?

- Понимаешь, Юра. По твоим документам, я пока сама не знаю кто твоя мать.

Из своего маленького опыта понимаю, что дальше лучше не поднимать этот скользкий вопрос.

- Отец мой жив?

- Не знаю.

- Интересно меня примут в училище с такой автобиографией.

- Примут. Завтра, Юра, я иду в военкомат, поговорю о тебе.

Шел 1987 год. Страна вела войну в Афганистане.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Прошло десять лет.

Война, - мой хлеб. Где я только не был, чтобы почувствовать реальное покалывание по коже опасности и щемящее чувство азарта. Карабах, Абхазия, Сербия, Чечня, - самые лучшие дни в моей жизни. Меня несколько раз царапали, был серьезно ранен, два раза глох, но прошел все, и считаю, что готов к следующей бойне.

Где ты, война?

Город, это клоака. Здесь полно всякого дерьма живого и неживого. Среди дергающихся, неуемных людишек, плавают вонючие облака национализма, другой дымящей дряни - нищеты коммунистической идиллии и демократического бандитизма. А у народа, испорченного 70 летней каторгой несбывшихся иллюзий, в извилинах по-прежнему ползают мысли о хорошей жизни, которую им в будущем кто то преподнесет на блюдечке. Душно и противно в городе.

Я здесь только три дня, а уже устал. Устал от визитеров, от настойчивых гостей и навязывающихся друзей. Убийца нужен всем.

- Максимов?

У иномарки стоят трое. Одетые, как фраера, они не вызвали у меня восторга.

- Я.

- Мы бы хотели поговорить с тобой, - говорит лысоватый мужик.

Я раздумываю, отказать или согласиться. Один уже услужливо открыл дверь машины, приглашая жестом занять место.

- А без машины, поговорить нельзя? Зайдем в кафе, еще куда-нибудь..., в какое нибудь укромное место

- Почему же, можно, - усмехаясь, говорит лысоватый, - но сначала надо доехать до укромного места.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке